Сайт имеет возрастное ограничение 18+. Если вы не достигли совершеннолетия, то немедленно покиньте сайт

Страница заблокирована Роскомнадзором

- Так тебе хочется этого? - проворковала я. - Хочется, чтобы я все тебе показала сейчас?
- Очень хочется, Варя, - глухо ответил он.
- Тогда может включишь радио и найдешь классную музыку? - предложила я.
Он нашел волну, по которой крутили старые медляки.
Мне не просто хотелось интима с моим братом. Мне хотелось быть развратной и грязной с ним. До меня дошли слухи, что он поделился как-то со своим другом, что ему было приятно иметь сестру, которая дает клиентам или снимает одежду в стриптиз клубах. Он признался, что у него даже вставал член, когда он представлял меня в роли проститутки или стриптизерши. Он понимал, что это было странно. В качестве брата, он должен был быть возмущен этим, и должен был меня защищать. Но он сказал своему приятелю, что просто не мог избавиться от образа своей сестры, принимающей клиента. Это было сильнее его, говорил он.
Поэтому я решила сыграть для него именно в таком образе и может быть увидеть его вставший член!
- Я хочу показать все тебе, как настоящая проститутка, Федя. Я хочу возбудить тебя! - сказала я, похотливо снимая с себя одежду, продлевая паузы, пока я не осталась в одних трусиках, имеющих только шнурок сзади. Я встала прямо над ним, сексуально раскачиваясь. Затем я нахально наклонилась и буквально провела по его лицу своими сиськами, погладив его по щекам своими большими, отвердевшими сосками.
Он закрыл глаза на секунду и вздохнул. Взглянув на его брюки ниже пояса, я увидела, что там образовался выпирающий бугор.
Тогда я пропустила свои пальцы под резинку трусиков.
- Ты хочешь, чтобы я их тоже сняла, Федя? - проворковала я.
- Да! - прошептал он, почти задохнувшись.
- Ты хочешь увидеть мою мохнатку, мохнатый пирожок твоей сестры-проститутки? - спросила я, глядя в его большие карие глаза.
- Да, да, Варя! - он с трудом сглотнул.
Я потянула трусики вниз с невыносимой медлительностью и повернулась вокруг, едва только показался мой лобок, стаскивая шнурок сзади поверх моих гладких, упругих булок, всего в нескольких сантиметрах от лица брата.
- Надеюсь, что тебе также нравится моя попа, братишка, - поддразнила я его, стягивая резинку трусов с моих крепких ягодиц.
- Мне всегда нравилась твоя круглая попка, Варя, - сказал он, тихонько засмеявшись. И я тоже засмеялась, чувствуя как между мной и братом устанавливается тесный контакт.
Наконец, трусики упали на пол, и я повернулась обратно, совсем голая, демонстрируя брату свою киску. Его глаза вперились в узкую щель, окруженную мягкими колечками подстриженных волос. Мне нужно было их подстригать, чтобы они не были видны из под узеньких трусов танцовщицы.
Я опустила руки и раздвинула половые губы в стороны, чтобы ему было лучше видно.
У него отвисла челюсть, когда он уставился в мою половую щель, а его руки придвинулись к ширинке и потрогали бугор под ней. Не уверена, что он контролировал свои движения в тот момент, настолько он был загипнотизирован видом моей наготы.
- Эй, дай мне тоже посмотреть, что у тебя есть, сказала я, указывая на вспухшую ширинку его джинсов.
Я протянула руку и расстегнула ему молнию, обнажив толстый бугор под облегающими белыми трусами. И тут я неожиданно запустила руку в прорезь этих трусов и ухватилась за что-то очень толстое и очень твердое.
- Ух ты! - я выпучила глаза. - Значит, это правда. Значит, Соня не привирала.
Соня была моей подругой в институте, и как-то раз, когда ко мне приехал брат, у них был скоротечный роман. Естественно, когда он уехал, я начала ее обо всем расспрашивать. И она мне сказала, что мой брат был потрясающим любовником, и что у него был самый большой, самый толстый и самый твердый член, который она когда-либо видела, сосала или принимала. Я тогда подумала, что она привирает, чтобы не обидеть меня. Соня была склонна преувеличивать. Но сейчас я увидела, что она была совершенно права.
- Блин, ты только глянь! - сказала я, вытягивая его наружу, так что он встал торчком, как столб.
Федькины глаза были наполовину прикрыты от наслаждения, когда я начала медленно водить кулак вверх и вниз по туго натянувшейся коже его твердой дубины.
Мой брат сидел на краю гостиничной кровати, а я стояла и извивалась перед ним.
Тогда я опустилась на колени у края кровати и мой рот оказался в нескольких сантиметрах от пениса Федора.
Я открыла рот, готовая заглотить член моего брата своими губами, когда он вдруг остановил меня.
- Я не знаю, Варя. Не знаю, стоит ли это делать. Все это становится как-то странно, - сказал он с обеспокоенным выражением на лице. Но его болт не потерял ни на секунду свою каменную твердость!
Я была уже вся в течке и даже мысли не могла допустить, что мы сейчас все бросим.
- Ведь ты моя... моя сестра, - пробормотал он, хотя я ни на минуту не прекращала гладить его член. Член, который, похоже, собирался стать еще тверже, если это и было вообще возможно.
- Тогда не думай обо мне как о сестре. Думай обо мне как о проститутке, которая пришла в твой гостиничный номер! Как о проститутке, которая удовлетворит тебя намного лучше, чем могла или сможет твоя жена, - сказала я.
Он улыбнулся.
- Если бы ты была проституткой, тогда мне бы пришлось тебе заплатить, правда? - сказал он.
- Заплати! - нагло заявила я, неожиданно почувствовав прилив возбуждения от этого неожиданного поворота событий. - Вот твой кошелек.
Его кошелек лежал на тумбочке возле кровати, и я сумела дотянуться до него, не сходя с места.
- Сколько я тебе должен заплатить? - спросил он, приятно улыбаясь.
- Столько, сколько я в твоих глазах стою, - сказала я, продолжая поглаживать его член, чтобы он, не дай бог, не пошел на попятную.
Он вытряхнул из бумажника все деньги и вручил их мне. Конечно, мне не были нужны деньги брата. Все это было лишь частью игры. Так уж вышло, что его сестра была проституткой, пусть и бывшей, и теперь Федя платил за ее услуги.
Я убрала деньги и вновь приблизила свое лицо к его члену, который я крепко сжимала в кулаке.
- Блин, Федя, у тебя такой большой член, ты знаешь, - сказала я. - Как могла твоя двинутая жена не оценить по достоинству такой замечательный инструмент?
Я почувствовала, как меня охватывает гордость за моего брата, за его большущий член.
- Она его просто ненавидит, - сказал он с легкой грустью в голосе. - Она говорит, что он напоминает урода своими размерами.
- Вот какой член ей бы подошел, - сказала я, выставляя мизинец, и мы оба рассмеялись.
- А он у тебя еще такой твердый, - сказала я. Мне всегда нравились мужики, у которых стояк был, как из стали, и торчал прямо вверх, как у моего брата.
- Ну как, приятно, Федя? Приятно, когда я тебя глажу? Когда проститутка гладит твой большой похотливый член? - проворковала я, с наслаждением обводя пальцами контуры его эрегированного пениса.
- Еще как приятно, Варя, - прохрипел он.
Тогда я наклонилась вперед и поцеловала его в губы, раздвинула их языком и встретила его мокрый, теплый язык.
- Я обычно не целую своих клиентов в рот, но так как ты мой брат... - поддразнила я его, и мы начали сосаться с такой страстью, что оба ошалели.
- Прикинь, если бы тебя увидела сейчас жена, - сказала я.
- К черту! Пусть смотрит! - сказал он, внезапно рассердившись.
Перед тем как продолжить, мне нужно было кое-что сделать. Я была совершенно голая, но мой брат был все еще полностью одет, с огромным членом торчащим у него из ширинки. Футболка, джинсы, носки, трусы - все это еще было на нем. Поэтому я начала раздевать его, наслаждаясь видом его тренированного тела без единой лишней складки жира, тела, которое скорее подошло бы двадцатилетнему парню, играющему в институтском спортзале в волейбол.
- Ой, как я тебя хочу, братишка! - прошептала я и вновь к нему прильнула в страстном поцелуе, обхватив пальцами его член. Я раздвинула ноги, чтобы он смог потрогать мою киску. Его большие пальцы ласкали меня так приятно, когда он ввел их в мое скользкое, жаркое влагалище.
Мои губы скользнули к его шее и еще ниже, к груди, где я начала посасывать его твердые маленькие соски, затем медленно водить языком по его плоскому животу, пока мои губы не защекотали кучерявые волосы на его лобке.
- М-м-м, - застонал он, предчувствуя куда направляются мои губы.
К сожалению, мне пришлось поменять позу, и его руки уже не могли играть с моей киской, когда я вновь опустила лицо прямо к его члену. Несколько секунд я просто смотрела на него, продолжая держать его в руке.
Потом я начала целовать его член, сперва очень осторожно, затем с нарастающей страстью.
- Ох, Федька, я обожаю целовать твой член, - сказала я. - Сейчас я буду вылизывать его и сосать. Я буду твоей сестрой-хуесоской, твоей сестрой-блядью!
Скоро я начала его заглатывать по самые яйца, задерживаясь на гладкой головке, легонько покручивая ствол в ладони. Он начал стонать и блеять, толкать в затылок мою голову, чтобы я приняла в свой рот и глотку как можно больше его члена. «Соси мой хуй, соси!», - похотливо сипел он.
- Ты хочешь сказать, соси мой хуй, блядь! - сказала я поднимая на него свои развратные глаза.
- Да, соси хуй, блядь! - повторил он, начиная всерьез ебать меня в рот. - Мне не сосали хуй уже больше года.
Когда я это услышала, я решила отсосать своему брату так, чтобы он на всю жизнь запомнил.
- Тогда дай я тебе отсосу! - воскликнула я и опустила кольцо своих мягких губ до самого основания члена, показывая ему на деле, почему все мужики считают меня лучшей вафлисткой в городе.
Я расточала свои оральные ласки на каждом сантиметре его набухшего члена. Затем я подумала, что надо бы тормознуть. У меня были гораздо лучшие планы в отношении члена моего брата, чем просто кормиться им. И мне очень не хотелось, чтобы он преждевременно выплюнул свой груз мне в рот.
- Теперь моя очередь, - сказала я, плюхаясь на кровать и широко раздвигая ноги.
Он начал облизывать губы, уставившись на мою мохнатку. Я была гордой обладательницей очень красивой, гармонично развитой киски, и я обожала показывать ее сейчас своему брату, который облизывал губы в предвкушении пиршества.
Мой брат, явно изголодавшийся по подобным угощениям, не терял даром времени и быстро пригнул лицо между моих раздвинутых ног. С самых первых прикосновений языка к моему клитору я поняла, что мой брат свободно владел лингвистическим органом. Всех мужчин можно разделить на два лагеря. На тех кто умеет воздать дань оральным ласкам женской щели, как мой брат, и на тех, кто ни на что в этой жизни не способен.
- Блин! Ты самый настоящий мастер, Федька. Ты здорово владеешь своим языком, - сказала я, и это не было пустым комплиментом. - Неужели твоя жена не сумела оценить твой уровень в этом деле?
- Она бы и не смогла, - сказал он. - У нее, кажется, все умерло между ног. И потом ее щель выглядит так, будто ее вырубил пьяный плотник тупым долотом. Не то что твоя, сестричка, - просто загляденье. Твоя щелка выглядит так, будто ее сработал настоящий художник.
Мой брат поднял взгляд на меня, чтобы увидеть эффект, произведенный его экстравагантными комплиментами.
- И у тебя к тому же такой сладкий запах и вкус, - добавил он.
- У буду для тебя нектаром и амброзией, братишка, - сказала я, немного нажимая ему на затылок, прижимая его голову к моей разгоряченной, возбужденной плоти.
Я закрыла глаза и отдалась наслаждению, которое щедро дарил мне мой брат посредством умелого куннилингуса. Единственное, о чем я жалела в тот момент, это о том, что Федя и я ждали столько лет, чтобы удовлетворить страсть, тлевшую в нас уже так давно.
Я бы позволила ему полировать себя всю ночь, но у меня имелись другие планы.
- Знаешь чего я хочу сейчас, Федя? Ведь знаешь, наверняка, - промурлыкала я. - Я хочу, чтобы ты трахнул меня! Давай, загони мне в киску свой член до самого конца, в щель твоей младшей сестры! В пизду бляди! Я хочу, я должна чувствовать тебя внутри.
Он подвинул свое туловище к моим раздвинутым ногам и начал вставлять головку в мою скользкую щель. Изгибаясь всем телом в предвкушении его первого толчка, я вдруг почувствовала его, я почувствовала, как мой брат входит в меня! Медленно, с уверенностью опытного мужчины, он ввел свой толстый член до самого упора в мою киску. В киску его собственной сестры!
- Глубже, глубже! - замычала я, когда он начал двигать свой член внутри меня сильными, размеренными толчками.
Он погружал свой елдак по самые яйца, и мое тело начало биться в конвульсиях экстаза, я вонзала ногти ему в спину, погружаясь все глубже в запретное наслаждение нашей любви и прижимая к себе что было сил его мощное тело.
- Ой, Феденька! Ты такой хороший. Как я раньше не знала, что ты так умеешь трахаться! - воскликнула я.
Вообще-то, неудивительно, что мой брат оказался таким способным любовником. Под прикрытием его стеснительности всегда ощущалась уверенная мужская потенция.
Я подмахивала своим тазом навстречу его движениям, страстно сосала его губы и сжимала вагинальными мускулами его член, желая чтобы каждый сантиметр его тела слился с каждым сантиметром моего.
- Слышь, Федя, ведь я же проститутка, ты знаешь, так что дай мне поработать, доказать, что ты не зря мне заплатил, - сказала я и толкнула его, чтобы он лег на спину. Затем я оседлала его и взяла в руку его скользкий член, чтобы направить его опять в теплый, уютный тоннель, где он и стал таким скользким.!
- Давай, братишка, позволь мне поработать, - сказала я, начиная скакать на нем вверх и вниз, принимая в себя всю его длину, пронизывающую меня до самой матки.
Я вложила в этот галоп всю свою выучку - в конце концов, я была экспертом в области траханья - медленно вращая бедрами из стороны в сторону, массируя его член натренированными мышцами внутри моей щели. Хотя я уже и не обслуживала больше клиентов, я была в полной форме сейчас. Поэтому сейчас я трахала своего брата, как проститутка, которая не только знает свое дело, но и вкладывает в него всю свою душу.
Не переставая скользить по его напряженному члену вверх и вниз, я наклонилась, чтобы погладить сиськами по его лицу. Он высунул язык, пытаясь полизать и пососать мои соски. Обожаю, когда мне сосут соски одновременно с трахом, особенно если это делает мужик, который мне симпатичен. С большинством клиентом мне было противно, когда они обслюнявливали всю мою грудь и трахали меня при этом. Фу! Но только не с моим классным братом. Он мог себе покусывать и сосать мои соски до отвала, пока он делал мне внутренний массаж своим толстым и скользким инструментом. Но было еще одно место, которое я любила, чтоб мне ласкали. Особенно, если меня брал симпатичный мне мужик.
В этой связи я взяла руку Федьки в свою собственную и положила ее между моими булками, прямо на мягкую щель.
- Не хочешь немного поиграть с моим анусом, Федя? Мне иногда это очень нравится, когда я сверху на мужике, как сейчас с тобой. Тебе понравится, эта дырочка такая тесная, теплая, упругая.
Но сперва я подняла его руку к своему рту и облизала его пальцы, чтобы они стали влажными. Затем я опустила его руку к своему ущелью и не отпускала его запястье до тех пор, пока он не ввинтил палец мне в попу.
- У-у-у, как приятно! - простонала я.
Он засмеялся, глядя прямо мне в глаза.
- Ты и в самом деле ненасытная маленькая проститутка, да сестренка? - сказал он.
- Только потому что я попросила тебя поиграть с моей попкой? Послушай, Федя, проститутки не единственные, кто позволяет мужикам играть с их задницей, хотя откуда тебе знать? Ты ведь женат на этой фригидной суке.
- Забудь о ней, - сказал он, нахмурившись.
Чувствовать его палец в моей попе, пока я продолжала скакать на нем, наверное было той самой последней каплей. И сейчас я уже начала чувствовать, как по моему телу проходят предоргазмовые волны, заставляя вибрировать все нервы моего тела. И затем вдруг, я ощутила, как раскаленная лава поднимается из самых недр и приближает наступление неукротимого вулканического оргазма.
- Ты что, Варя? - спросил Федор, увидев как я закатываю глаза, перестав вытирать пот, струившийся по моему лбу. В прошлом у меня бывали такие сильные оргазмы, что мужики пугались, думая, что у меня приступ и надо звать скорую.
- А-а-а, - застонала я, прижимаясь еще ближе к своему брату, пытаясь сдержать неконтролируемые толчки моего тела, с ощущением, что меня поглощает огромная, раскаленная лавина. И тут, как в тумане я услышала его стон и почувствовала, как он выгнул подо мной спину.
В мою трепещущую, пульсирующую киску хлынули сладкие соки наслаждения моего брата!
Я упала на него, чтобы перевести дыхание. Затем я посмотрела в глаза моего брата и нежно поцеловала его в губы.
- Это было так чудесно! У меня не было такого сильного оргазма уже так давно, Федя. Твой член доставил мне такое наслаждение, братишка, ты просто отправил меня на небеса!
- Я тоже забалдел, сестренка, - сказал он. - Я сам никогда такого не испытывал.
- Видишь, я умелая девка. Я знаю, что надо делать, - пошутила я.
- Ты добрая, сестра, - тихо сказал он и опять поцеловал меня.
Мы лежали в объятиях друг друга и целовались, оба слегка изумленные тем, что, будучи братом и сестрой, мы только что вступили в страстную половую связь. Это необычное чувство было еще сильнее из-за того, что Федя не просто оттрахал свою сестру, но сестру - проститутку, меня! Осознание этого факта, как я догадывалась, неимоверно возбуждало нас обоих.
- Ты можешь остаться на ночь, если хочешь, - сказал Федя, так никто из нас так и не потянулся за своей одеждой.
- Я так и собиралась поступить, - сказала я, прижимаясь к нему плотнее.
Мы еще немного выпили и перекусили, а потом я предложила вместе принять душ.
- Мы оба здорово вспотели, - сказала я, и потом мы оба забрались в ванну и включили воду.
Мы принимали душ долго и с наслаждением. Федя захотел намылить меня, особенно между ног, а я, в свою очередь намылила его, задержавшись на толстой колбасе его члена и яиц.
Мы смыли с себя пену и вышли из ванны чтобы вытереть друг друга насухо. Когда я вытирала его член, я заметила, что он опять становится мясистее и тверже.
- Я вижу еще есть порох в пороховницах, - сказала я сжимая в руке его член. - Хочешь засадить еще разок?
- М-м-м, - промычал он, лапая мои груди в ответ на мои ласки.
- Дай мне сначала вытереть тебя до конца, - сказала я, разворачивая его и начиная водить полотенцем по его роскошным ягодицам.
Вдруг я почувствовала похоть при виде этих тугих, мускулистых ягодиц!
Тогда я толкнула его на постель и начала целовать его попу и проводить языком по гладкой коже его задних булок.
- Вот одно из моих любимых проститутских развлечений, - сказала я, раздвигая в стороны его булки. - Твоя жена точно такого не делает!
Я пару секунд разглядывала его сморщенную дырку, а затем приблизила к ней свой высунутый язык и начала чистить его кратер.
- Если хочешь знать, я всегда брала сверху за любой анальный секс, но для тебя, братан, это не будет ничего стоить, - шутливо сказала я.
- Блин, как классно, я не занимался анальным сексом с той поры, как женился. Маргарита всегда думала, что любые ласки заднего прохода - это чистое извращение.
- Извращение - это ее тупые мозги, - презрительно фыркнула я.
Вот как! Мой брат оказывается уже давно испытывает голод в анальном секторе. Что ж, я это дело исправлю, я утолю его голод на год вперед! Когда я обслуживала клиентов, анальный секс всегда был моей специализацией. И не только из-за денег, но из-за того, что я всегда дико возбуждалась от любви в заднем варианте.
Итак, я продолжила вылизывать его срамную дырку, проталкивая свой язык в его сфинктер, чтобы он не подумал, что ограничусь поверхностной уборкой.
Затем, без предупреждения, я упала на кровать пузом вниз и выпятила свою задницу вверх и наружу.
- А сейчас ты меня, Федя, - промурлыкала я. - Сейчас ты мне вылижи попу, ладно?
Ему явно были не нужны дальнейшие уговоры и он буквально набросился на мою анальную ложбину, вылизывая ее с такой энергией, которую я до сих пор наблюдала только у женщин, делающих мне тоже самое, но не у мужчин. У меня было несколько клиенток - лесбиянок, и если бы вы только видели, как они пускали слюнки по моему анусу!
Точно так, как это сейчас делал Федя.
- Всунь туда палец, братишка, - попросила я его.
У моего брата большие руки и большие пальцы, и теперь он ввел один из своих больших пальцев мне в попу до самого конца, пока я толкала зад ему навстречу.
Я протянула руку назад, чтобы найти его член, и когда я его нащупала, я увидела, что он стал таким же твердым, как и в первый раз.
- Не желаешь трахнуть мою продажную попу этой своей громадной штукой? - спросила я, выгибая шею, чтобы увидеть его лицо. Его глаза загорелись от похоти, когда он это услышал.
- Ты не шутишь, сестрица? - возбужденно переспросил он. - Ты мне разрешаешь воткнуть это тебе в попу?
- Я тебе разрешу это воткнуть, только при условии, что ты пообещаешь хорошенько меня отодрать в попу, - сказала я.
- Обещаю, еще как обещаю, - хрипло сказал он. - Можешь на меня положиться.
- У тебя очень большой член, братишка, поэтому ты должен сперва хорошо меня смазать. Я тоже хочу испытать удовольствие от твоего члена глубоко в моей тесной попке.
Я видела перед этим баночку с кремом на полочке в ванной.
Иногда приходилось пользоваться кремом после бритья, если я забывала положить в сумочку баночку с вазелином. Когда анальный секс является твоей специализацией, необходимо приходить к клиенту во всеоружии.
Я пошла за кремом. Я начала эту эскападу со стриптиза перед родным братом, и сейчас я хотела показать ему еще один маленький бесстыдный спектакль.
И вот я выдавила немного крема на кончики пальцев и, повернувшись к нему задом, чтобы все было хорошо видно, я шлепком наложила крем на свою дырку и начала тщательно размазывать его по сфинктеру. Мой брат уже слегка раздвинул мой анус своими большими, грубыми пальцами, и сейчас я занималась подготовкой к тому, чтобы он действительно расширил мое анальное отверстие.
- Вот так ему будет легче войти, - проворковала я, глядя как он медленно дрочит свой напряженный член.
Я опять опустилась на четвереньки, и Федя встал на колени сзади меня. Протянув назад руку, я взяла его член и направила его на мой размягченный после крема анус. Я чувствовала, как он хочет немедленно вогнать его по самые яйца, чтобы очутиться в моей теплой, узкой кишке. Но я сперва подразнила его, поводя головкой по ложбине и сфинктеру, заставив его дышать, как носорога после пробежки. Наконец я подалась назад задницей и почувствовала, как его головка вошла в мой анальный проход.
Меня охватило странное возбуждение, когда я ощутила, как мой брат медленно вводит свой пенис глубоко в мою прямую кишку. Меня сводила с ума мысль, что мой брат брал меня в попу, и при этом я давала ему, как блядь, которой он действительно заплатил! Я ведь уже говорила, что заниматься любовью за деньги всегда было моей любимой фантазией. Именно поэтому я и стала проституткой. Но я никогда не думала, что я стану проституткой, занимающейся анальным сексом со своим собственным братом!
- Ты весь в моей попе, Федя. В моей попе! - прошептала я. - Как, тебе приятно?
Я знала, что ему приятно, потому что я классно умею доить мужской член своими кольцевыми мускулами в анусе. Это один из секретов профессии.
- Нравится трахать свою сестру в ее узкую кишку? - проворковала я, толкая задницу навстречу его члену, насаживая себя на него, как на вертел.
- Да! Такая тесная попка! - прохрипел он, положив руки мне на бедра и погружая весь свой ствол до самой глубины равномерными, скользящими толчками.
- Блин, как ты меня хорошо растянул сзади, Федя, я чувствую такое блаженство! - прошептала я. - Я не трахалась в попу уже наверное больше месяца.
- А я несколько лет, - сообщил он мне.
Я отрывалась от чисто запретного экстаза. Даже не знаю от чего я балдела больше - от реального ощущения палки моего брата в моем заднем проходе, или от одной мысли, что мы нарушаем все моральные устои общества. Я чувствовала себя божественно развращенной.
Федя продолжал заниматься со мной неестественным совокуплением, и я услышала, как его дыхание становится громче и учащеннее. Затем он издал протяжный стон, и по его громкому блаженному мычанию, а также по сокращениям его пениса, которые я отчетливо ощущала в своем анальном проходе, я поняла, что он только что вылил солидную дозу жирной молофьи глубоко в темный и жаркий грот прямой кишки его собственной сестры!
- Ох, Федя, - вся светясь от счастья, я повернулась, чтобы поцеловать его. - Ты опять кончил, второй раз, ты кончил в мою попу! Мне так приятно! Я люблю тебя!
Я повернула лицо, чтобы мы могли целоваться, и я сжимала его обмякший, но все еще толстый пенис своим задним сфинктером, не желая чтобы он его вытащил.
Но потом, все-таки, его член стал совсем мягким и выскользнул из моей попы. Вот так все хорошие вещи имеют свой конец. Мы крепко обнялись и продолжали страстно целоваться.
Мы так и не легли спать в ту ночь. Я обнаружила, что у моего брата, в отличие от моего старого кота Дяди, имеются значительные внутренние резервы. Он просто не знал, что такое усталость, и я была страшно им горда. Горда тем, что мой брат такой похотливый и неутомимый, и что это я довела его до этого. Конечно, и мое либидо, если его разбудить, не так то просто утолить.
- Мы с тобой вообще поехали на теме секса, - сказал мне Федя посреди ночи, когда мы трахались уже в четвертый раз.
- Да, это у нас фамильное, - ответила я.
Когда мы прощались на следующее утро, моя киска и попа буквально зудели, и мы оба чувствовали себя совершенно выдохшимися. У меня даже слегка свело челюсти, от того что я пол-ночи заглатывала толстый член своего брата.