Сайт имеет возрастное ограничение 18+. Если вы не достигли совершеннолетия, то немедленно покиньте сайт

Проект. Часть 1

Авторы выражают благодарность своим коллегам по АИСИ, их откровенные разговоры, подслушанные ими ранее, дали обильный материал для этого и многих других рассказов.
Михаил Валерьевич работал в одной проектной организации города Мухосранска-на-помойке. Несмотря на юный возраст, он был не понаслышке знаком с проектной работой, однако ему никогда не приходило в голову, что эта работа может нести в себе хоть немного эротизма. Впрочем, все по порядку.
Мухосранск-на-помойке располагался на берегу известной русской реки, и славился своими рекреационными ресурсами. Некоторое время назад городские власти решили построить в его центре грандиозный аквапарк, проектирование которого и стало предметом сего повествования.
Ближе к концу рабочего дня нескольким особо доверенным сотрудникам, занимающимся проектированием, было велено собраться в кабинете для какого-то важного совещания. Войдя в кабинет, Михаил увидел, что на стене натянут экран, а на столе стоит проектор, подключенный к ноутбуку. Здесь уже сидели многие из его коллег, около проектора стоял Роман Сергеевич, начальник отдела, обслуживающего вычислительную технику, и кто-то из его инженеров. На экране появилась картинка рабочего стола ноутбука, инженер что-то негромко сказал Роману Сергеевичу, после чего вышел. Роман Сергеевич что-то переключил на пульте управления проектором, положил его на стол и сел рядом.
Когда собрались все, кто должен был присутствовать, главный инженер запер дверь и тоже сел вместе со всеми. Слово взял директор; суть его выступления сводилась к следующему: под большим секретом он сообщил собравшимся, что с этого момента они будут заниматься разработкой проекта аквапарка, но проект носит несколько необычный характер: часть аквапарка предназначалась для любовных утех VIP-клиентов, и ее надлежало оборудовать в соответствии с этим, не особенно афишируя. Для согласования деталей на совещание был приглашен Дмитрий Петрович, ректор Мухосранского инженерно-строительного института, который был одним из заказчиков этого раздела. Кроме того, разработка будет вестись совместно с вышепоименованным учреждением.
В кабинете притушили свет, и включили проектор. На экране возникло изображение довольно большого бассейна, вокруг которого шла разнузданная сексуальная оргия. Несколько пар занимались сексом на берегу, совершенно не стесняясь друг друга, причем некоторые - анально или орально. Остальные совершали примерно то же в воде. В кабинете воцарилась тишина. Дмитрий Петрович подошел к экрану, и взяв пульт управления проектором, начал:
- Такие оргии сейчас весьма популярны. Некоторые любят групповые формы, а другие предпочитают забавляться индивидуально.
С этими словами Дмитрий Петрович сменил изображение. На экране появились снимки, сделанные подводной камерой в небольшом бассейне. В середине слегка нагнувшись и опершись руками на бортик, стояла совершенно голая девушка. Ее тело было покрыто интенсивным загаром, однако на груди и вокруг попки отчетливо виднелись следы от купальника. Тщательно выбритый лобок казался совсем белым. Какой-то парень обхватил девушку сзади немного ниже груди; его эрегированный член исчезал где-то между бедрами и ягодицами партнерши. Из-за положения камеры нельзя было точно разглядеть, куда он его вводил, однако снимок был потрясающий. К действительности Михаила вернул голос Дмитрия Петровича:
-... наверное, не надо вам напоминать, что эта часть аквапарка должна быть отделена от других. Необходим особый пропускной режим, а может быть и отдельный вход. Для групповых забав должен быть предусмотрен общий бассейн с системой усиленной очистки воды, рядом с ним нужна площадка. Дно бассейна должно быть ступенчатым, чтобы из него можно было выходить в любом месте, а ступени широкими, чтобы каждый мог выбрать для себя подходящую глубину. Любителям индивидуальных развлечений потребуются отдельные изолированные боксы, в каждом из которых должен быть маленький бассейн с регулируемой глубиной, широкий водостойкий диван, туалет, душ и все прочее. Кроме того, уважаемые господа, желаю обратить Ваше внимание на то, что в последнее время в нашем городе стали весьма популярными разного рода сексуальные игры, сопряженные с медицинскими процедурами, из которых наиболее популярной стала клизма.
Поэтому считаю нужным сделать так, чтобы каждый из боксов можно было использовать как своего рода процедурный кабинет, ориентированный в первую очередь на манипуляции с кишечником. Часто клизма становится подготовкой к анальному сексу, и поэтому я бы хотел, чтобы в каждом из боксов можно было бы ставить клизмы. Если кто заинтересуется, то имеются сведения об оснащении клизменных кабинетов. Следует учесть, что интерьер помещений все-таки не должен вызывать ассоциацию с медицинскими учреждениями.
В кабинете воцарилась мертвая тишина, нарушаемая только жужжанием проектора. Оратор прервал на несколько секунд свой монолог и переключил изображение. На экране появился странный предмет: нечто похожее на гладильную доску из ярко-розового пластика. У этой доски не было ножек, и на одном ее конце было круглое отверстие, окруженное небольшим бортиком причудливой формы.
- Это устройство, - продолжал Дмитрий Петрович, щелкая кнопкой пульта, - сейчас используется в некоторых странах для очищения кишечника в домашних условиях. В документации называется "розовая доска" , "кишечная доска" или наподобие этого. В обращении просто и доступно любому.
На экране, тем временем, появилась "доска" в новом ракурсе. На этот раз она была поставлена одним концом на стул, а другой, в котором было отверстие, опирался на унитаз. Из бортика, ограждающего отверстие, выходила прозрачная трубка, поднимавшаяся вверх к большому пластиковому бачку. Дмитрий Петрович продолжал:
- Человек ложится на доску и вводит трубку себе в задний проход. Вода из бачка, который вы видите сверху, наполняет его кишечник и он может когда угодно выпустить ее вместе с калом прямо в унитаз.
На следующей фотографии на той же доске лежала женщина, положив голову на стул, а попу - на отверстие в "доске". На ней была только футболка, а попа накрыта чем-то вроде полотенца. Ее ноги были согнуты в коленях и опирались на унитаз. Руками она массировала свой живот. Дав собравшимся время полюбоваться красоткой, Дмитрий Петрович переключил изображение; на экране появились "доски" , похожие на только что виденную, только разных модификаций. По-видимому, фирма выпускала их в огромном ассортименте.
- Необходимо, - продолжал Дмитрий Петрович, - обеспечить условия для применения этого устройства. Наши студенты спроектировали для этого специальную подставку, и ими вы оснастите каждый бокс. Кроме того, мы предполагаем, что время от времени наши клиенты будут проводить такую забаву: ставить клизмы и проводить разные подобные процедуры девочкам из детско-юношеской спортивной школы под предлогом подготовки к спортивным мероприятиям. Для этого потребуется что-то вроде большого клизменного кабинета, с хорошим туалетом.
Строить наш аквапарк предполагают ближе к центру города, наиболее предпочтительно использовать теперешний дом детского и юношеского творчества. Он будет нуждаться в большой реконструкции, возможно, его придется снести. Если реализация проекта потребует сноса каких-либо зданий - не стесняйтесь, мои ребята сделают это без дурацких бюрократических проволочек.
Слушатели, до сих пор молчавшие, при этих словах вздрогнули. Весь Мухосранск-на-помойке знал, что Дмитрий Петрович испытывает пламенную (иначе не скажешь) страсть к риэлтерским поджогам. Ранее он неоднократно говорил, что "строитель должен уметь не только строить, но и разрушать". Студенты возглавляемого им учебного заведения поговаривали, что для получения диплома с отличием обязательно требовалось участвовать в таком поджоге (по выражению самого Дмитрия Петровича - "крещение огнем") . Слухи слухами, но львиная доля риэлтерских поджогов, ставших неотъемлемой частью городской жизни, осуществлялась руками студентов Мухосранского инженерно-строительного института.
Собравшимся показалось, что в момент произнесения последней фразы, глаза Дмитрия Петровича вспыхнули, отражая зарево будущих пожаров. Между тем, он продолжал говорить.
-... наряду с этим обсуждалась возможность использования здания кинокомплекса, расположенного рядом, но мы отказались от этого. При необходимости можно занять территорию сквера, а новое здание возвести с повышенной этажностью. Теперь вникайте; я сейчас переброшу материалы в вашу сеть, и можно начинать работу.
С этими словами Дмитрий Петрович отошел от экрана и что-то негромко сказал Роману Сергеевичу. Воспользовавшись паузой, главный инженер задал вопрос:
- Скажите, а как это вы собираетесь позволять клиентам делать медицинские процедуры девочкам?
На это последовал ответ:
- Вы знаете, что у некоторых людей, в том числе весьма уважаемых, водятся такие идеи: получать половое удовлетворение не от полового акта, а от постановки клизм лицам противоположного пола. Это называется "клизмофилия". Мы предоставим им возможность делать это безопасно для окружающих.
- Понятно, но как будет проходить сама процедура?
- Очень просто. В нашем городе есть много спортивных школ. Учащиеся в них дети и подростки часто участвуют в разных массовых спортивных мероприятиях. Можно перед такими мероприятиями ставить им такие процедуры под предлогом, что это поможет получить лучший результат. Недавно такое пожелание поступило от одного человека, которого я не назову, в отношении группы девочек, занимающихся художественной гимнастикой. Разумеется, наши клиенты, решившие попробовать себя в качестве медработников, будут проходить подробный инструктаж, и саму процедуру проводить под наблюдением опытного медика. Дети и подростки даже не будут знать, что их используют! В материалах, которые я сейчас вам переброшу, есть информация об этом, если хотите, могу показать.
С этими словами Дмитрий Петрович что-то поколдовал на ноутбуке, и на экране появилась картинка, только нарисованная с помощью компьютерной 3D-графики. Был изображен обширный зал, чем-то напоминавший спортивный. Вдоль его стены тянулась длинная скамья, на которой сидело несколько девочек, пожалуй, больше десятка. Они были в одних футболках и шортах, на некоторых были короткие юбочки. Близко к середине зала стояла кушетка, а рядом с ней столик, на котором было что-то разложено. Тут же стоял предмет, напоминающий вешалку для одежды, на котором что-то висело.
На кушетке лежала одна из девочек; ее юбка была высоко задрана, а трусики спущены, и из попки тянулся какой-то шланг, поднимавшийся к висящему на "вешалке" предмету, в котором Михаил, вовсе не будучи медиком, сразу опознал кружку Эсмарха. Рядом был изображен человек, который одной рукой придерживал шланг у самых ягодиц своей юной пациентки, а другой - щупал кружку, прикидывая, сколько в ней осталось воды. Под кушеткой стоял таз, а у противоположной стены была другая скамейка, на которой сидели всего две девочки, в одних футболках, обнаженные ниже пояса.