Сайт имеет возрастное ограничение 18+. Если вы не достигли совершеннолетия, то немедленно покиньте сайт

Крымские каникулы

Глава 1.
Поезд.
(Первый день)

Под убаюкивающий перестук колес, мимо окна вагонного купе убегали назад мирные деревушки, пятнистые стада, сонно пасущихся на зеленых лугах коров, тёмные густые леса с просветами небольших рек и озер. Три моло-денькие девушки глядели в окно и оживленно беседовали между собой. Девчонки вспоминали об оставленных в душном пыльном городе общих друзьях и знакомых, делились о придорожных заботах.
Девушек звали Галя, Люда и Оля. Они были подругами и учились на одном курсе медицинского техникума. Девушки впервые в жизни самостоятельно, без родителей, так далеко уезжали из дома. Поезд их увозил в Крым - в этот южный райский уголок. Ожидание сверх увлекательного от этой поездки переполняло чувства трёх подружек. Наконец их никто не будет контролировать, приказывать, навязывать чужую волю. Особенно радовались этой пред-стоящей свободе Галя и Люда. Им уже до крайности надоела постоянная опёка взрослых, их заунывные наставления и советы. Девушки считали себя взрослыми и не нуждались в няньках. Надоело все время выкручиваться, придумы-вать басни о том, что они якобы занимаются уроками друг у друга и там останутся ночевать, а сами бежали в до-вольно наскучивший ресторан, а дальше все одно и тоже. Потом, под утро, после проведенных несколько часов в постели у очередного ресторанного знакомого, когда хочется спать и от выпитого накануне дурно, надо бежать до-мой, ожидая новых упреков и скандалов с родителями. Самое обидное в этом, что от этих ночных постельных бата-лий, проведенных в пьяном угаре, если и оставалось что-то в памяти, то не самое приятное.
Когда Галя и Люда планировали эту поездку, они не собирались брать с собой Олю. Оля не совсем подходила им из-за своей застенчивости. Но, однажды проговорившись в её присутствии, они уступили настойчивым просьбам однокурсницы, взяв с нее обещание, не быть робкой и не отличаться от них.
Все три подруги были очень красивыми девушками. Они излучали молодость и здоровье. Все трое были оде-ты почти одинаково - синие джинсы и белые майки с яркими рисунками.
Стройная тонкая Галя была на первый взгляд не много высока, но стянутые джинсами стройные ноги и пыш-ные груди под тонкой тканью майки, делали девушку грациозной и ладной. Галя из трех подружек была самая стар-шая. Ей совсем недавно исполнилось девятнадцать лет. Глядя на ее правильное лицо с черными бровями, уходящими стрелочками к вискам, на большие черные глаза с длиннющими ресницами, на улыбку ее пунцовых губ, можно было восхищаться этим созданием природы. За эту яркую дикую красоту и за вьющиеся густые черные волосы, друзья иногда называли Галю испанским именем - Кармен.
Ее лучшая подруга, слегка пухленькая Люда, была на год младше, чем Галя. На ее румяных щеках виднелись еще совсем детские ямочки. Красивые округлые бедра и тяжелые груди были очаровательно женственны. Большие серо-зеленые, влажные глаза, пухлые губки, вздернутый носик на слегка скуластом личике, пепельные волосы делали ее очень милой.
Не уступала по красоте своим подругам и Оля. Хорошенькая, среднего роста, с ладной фигуркой, с густыми русыми волосами, с огромными ясными голубыми глазами, с горячим румянцем на чистом нежном лице, с блестя-щими ровными зубами и полными вишневыми губками. Обычно Оля заплетала свои густые волосы в толстую косу и была похожа на прилежную гимназистку, но, сейчас равняясь на своих подруг, она распустила свои длинные до локтей волосы и подкрасила свое личико. Оля увлеклась видами, проносившимися мимо окон. Быстрые речки, ту-манные берега озер, лесные опушки манили ее своей нетронутой красотой. Оля представила, как здорово было бы, остановится на берегу кого-нибудь озера, днем купаться и рыбачить, вечером сидеть в тишине у костра и смотреть на искрящийся огонь. Она так замечталась, что полностью отключилась от происходящего вокруг.
Трое юношей - курсантов мореходного училища, еще с вокзала приметили симпатичных попутчиц. Выпив у себя в купе пару бутылок крепленого вина, ребята осмелели и решили найти понравившихся им девушек. Им повез-ло. Девушек они обнаружили в соседнем вагоне. Галя и Люда к этому моменту уже заскучали, в отличие от Оли, ви-ды из окна их не очень увлекали. Также их тяготило присутствие в их купе четвертого пассажира - тяжело дышаще-го, пожилого молчаливого мужчины, который постоянно шуршал газетными страницами. Он даже не взглянул на появившихся в дверях купе троих курсантов, а только сердито хмыкнул носом.
Приход ребят оживил девушек. Оля, прервав свои мечтания, тоже включилась в беседу с ребятами. Девчонки были не прочь познакомиться с попутчиками. Лихая морская форма, предавала этим еще совсем мальчишкам, муже-ственный и таинственный вид. Но беседа не клеилась. Сопящий четвертый пассажир всех смущал. Он всем своим видом выражал происходящему явное неудовольствие. И когда ребята пригласили пойти поужинать в вагон-ресторан, девушки охотно согласились.
В вагоне-ресторане курсанты, желая покрасоваться перед девушками, сделали богатый заказ. Официант во-друзил, на дрожащий от движения стол, две бутылки коньяка, закуски и фрукты. Самый старший и общительный из ребят Валера разлил коньяк по рюмкам и предложил тост "за знакомство". Все дружно выпили. Даже Оля, осмелев и затаив дыхание, выпила свою первую в жизни рюмку коньяка. После второго тоста беседа за столом вошла в ожив-ленное русло. Ребята впервые в жизни ехали на морскую практику, но морским байкам о море, о заграничных пор-тах, о разных странах, где якобы они уже побывали, не было конца. Молодым собеседникам было весело. Все за сто-лом чувствовали себя свободно и просто, как старые друзья. Люда и Галя ощутили себя в своей стихии. Они заигры-вали с ребятами, рассказывая интимные случаи и анекдоты. Захмелевших ребят красота попутчиц и их манера разго-варивать очень волновали. Но их жизненный багаж составляли только школьные годы и два казарменных года в мо-реходке. Только Валера, который был на два года старше остальных и уже кое-что повидавший в жизни, не терял зря времени.
Во время оживленной беседы Валера вплотную придвинулся к горячему бедру, сидящей рядом с ним Гали, которая, разрумянившись от выпитого алкоголя, была обворожительна прекрасна. Юноша незаметно под столом нащупал ладонью ее туго охваченную джинсами ногу выше коленки и стал нежно поглаживать, поднимаясь рукой все выше по ноге. Галя в этот момент только громко смеялась, обнадеживающее поглядывая на Валеру своими плу-товскими сверкающими глазами. Она не убрала его руку, а наоборот ближе придвинулась к соседу. Люда заметила игру Валеры и Гали. Она была тоже не прочь пофлиртовать с ребятами, но ее интуиция подсказывала, что два ос-тальных мальчика не готовы к этому. А Оля вообще ничего не замечала. Она глупо улыбалась и пьяно хихикала.
Было уже совсем поздно, когда шумная компания ввалилась в купе девушек. Пожилой пассажир громко хра-пел на верхней полке. Пьяная Оля, еле стоявшая на ногах, с трудом забралась на свободную верхнюю полку и мгно-венно отключилась, уткнувшись лицом в подушку.
Как не старалась компания быть тише, но все-таки разбудили мужчину. Он молча стал ворочаться на полке, красноречиво сопя при этом. Ребята стали прощаться. Люда осталась, а Галя пошла провожать Валеру.
Как только Валера остался наедите с девушкой, он пылко обнял Галю. Прижимая её к стенке тамбура, он пра-вой рукой сжал джинсы девушке, в том месте, где находился ее лобок. Галя, опешив от такого наглого напора, слегка откинула голову, как бы защищая лицо, но все же прижалась к нему. Валера, с трудом переводя дыхание, потянулся к её полураскрытым губам. Галя ответила ему долгим жадным поцелуем. Юноша понял, что она в его руках. Он су-дорожными руками задрал, облегающую тугие груди майку, и стал мять их, наслаждаясь крепостью и тяжестью её грудей. Галя, чувствуя головокружения, еще крепче прижалась, вцепившись кулачками в его форменную суконку. Валера, шаря рукой по её джинсам, стал пытаться расстегнуть неподатливую молнию. Но Галя очнулась. Она нахму-рилась, закачала головой, шепча:
"Нет, нет, нельзя, Валера! Что ты делаешь? Вдруг кто-то войдет?"
Но Валеру уже ничто не могло остановить. Он, крепко держа Галю за талию, молча завел её в туалетную ком-нату и закрыл все запоры. Обстановка была не из лучших и Галя пыталась сопротивляться, но Валера, не давая ей время на отступления, словно сумасшедший, набросился на девушку, страстно целуя и лаская её. Галя поняла, что Валеру не остановить. Самое умное в этой ситуации, как в старом анекдоте - "расслабиться и получать удовольст-вие". Постепенно волна возбуждения с новой силой охватило девушку. Под градом ласок юноши, она забыла о том, что находится в общественном туалете. Он, целуя, стал сосать её губы, запуская свой язык ей в рот. Задыхаясь, она впилась пальцами в его плечи, прижала к себе, их губы слились в долгом, страстном поцелуе. Обнимая Галю, Валера снял с неё футболку. Обнажив её очаровательные груди, юноша стал целовать и покусывать твердые брусничные соски. Галя тихо застонала. Её страстная натура отозвалась на его ласки. Галя еще крепче прижалась, вцепившись в его форменку. Она стала свободной рукой ласкать через плотную ткань брюк твердеющий под ней член юноши. Галя попыталась расстегнуть его брюки, но никак не могла найти молнию, там, где обычно она должна находится. Галя впервые приходилось иметь дело с морской одеждой, где брюки застегивались не спереди, а с боков. Валера своими порывистыми руками сам расстегнул свои мудреные застежки. Брюки свободно упали на Валерины ботинки. Галя нашла под резинкой трикотажных трусов его трепыхающийся от напряжения член и стала сжимать его в своей мяг-кой ладони. Валера, почувствовав прикосновения руки Гали на своем члене, весь задрожал от возбуждения. Ото-рвавшись от девичьих грудей, он, торопя наслаждение, стал еще более напористее пытаться расстегнуть молнию на джинсах девушки. Галя, не выпуская из своей ладони мужской член, другой рукой расстегнула свою молнию и по-могла стащить с себя джинсы. Джинсы с трудом слезли с покатых бедер вместе с её трусиками. Галя стояла перед юношей совсем голая, освещенная матовым светом туалетного светильника. Девушка глубоко дышала, от чего её груди при дыхании тяжело колыхались, втянутый живот вздрагивал мелкой дрожью. Галя не выпускала член Вале-ры, продолжая его теребить. Валера сел на закрытую крышку унитаза и потянул к себе девушку. Галя выпустив из руки нетерпеливый член, села лицом к лицу на колени Валеры. Она, томясь от желания, стала искать своим круглым задом мужской член. И когда влажные губки её влагалища уперлись в твердую головку трепыхающегося от напря-жения члена Валеры, она, выгнув стан, стала медленно опускаться на него. Валера подался вперед, потянув к себе её за ягодицы, и Галя полностью опустилась на его бедра. Он схватил её за талию и стал насаживать на свой член, и без особых усилий обоих, эта пылающая свеча прошла свой сладостный путь. Член глубоко вошел в тело девушки, так что в первый момент Гале было не много больно. Валера, находясь "на седьмом небе", извивался под ней, затаскивал её обнаженные бедра на себя так, что она упиралась коленками о сиденье унитаза. Галя уже не стесняясь громко сто-нать и охать, виляла своим пышным задом, запрокинув назад голову и закусив напрягшуюся нижнюю губу. Галя обезумела от страсти, она яростно целовала его лицо, шею, впилась в него зубами. Пальцы девушки стиснув голову Валеры, ласкали его с каким то невротическим пылом, чуть ли не с остервенением. Её тяжелые груди в такт движе-ния колыхались перед лицом наслаждающегося юноши. Валера все время пытался поймать своим ртом ягодки нали-тых сосков грудей девушки. Он обхватил рукой за обе половинки её зада, помогая ей направлять её движение. А Га-ля в это время ухватив губами ласкающую её лицо ладонь другой руки юноши, стала сосать его пальчики, что еще больше увеличило восторг партнера. Галя раздвинула бедра шире и, трясясь от возбуждения, как бы навинчивала свою наготу на его член, она приподнималась и опускалась, вращаясь, напрягая каждый мускул своего тела. Девушка была готова уже к оргазму, но Валера устав от неудобной позы, прервал акт. Он приподнял девушку. Она с не охо-той слезла с его члена. Валера встал, и, обняв Галю со спины, заставил её нагнуться вперед. Томно стонущая Галя стояла согнувшись вперед на прямых ногах, ожидая быстрейшего продолжения наслаждения. Валера, полюбовав-шись гибким телом, обхватил её за бедра и ловким движением ввел свой член во влажное влагалище девушки. В комнате было очень тесно. Зад Валеры опирался в одну стенку, а руки и локти Гали опирались на раковину на проти-воположной стене. Лицо девушки почти уткнулось в свое отражение в зеркале, где отображалась вся гамма наслаж-дения на лике девушки. Валера, вводя и выводя в Галю свой член, почувствовал приближение оргазма. Его руки сда-вили её талию, сжимая её напряженное тело и, наконец, она ощутила его бешеный толчок. Вращая бедрами, она дви-галась, прижимая свои ягодицы к его ногам, чувствуя горячую струю внутри влагалища, она как бы доила его, уси-ливая обоюдный оргазм. От переизбытка ощущений, руки девушки ослабли, ноги подкосились и она бы упала, если бы её вовремя не поддержал партнер. Валера уселся на крышку унитаза и усадил на свои колени обессиленную де-вушку.
Очнувшись, Галя попросила дать ей сигарету. Валера нашел в кармане валявшихся на полу джинсов Гали мя-тую пачку "Стюардессы" и зажигалку. Прикурив две сигареты, одну дал девушке. Галя устало курила, молча заду-малась. Счастливый Валера, чувствуя блаженство от сознания овладения прекрасной девушки, которая голая покор-но сидела на его коленях, также дымил своей сигаретой. Покурив, Валера хотел продолжить. Он стал ласково цело-вать в тонкую шею и плечо Гали. Но она, чувствуя апатию, разбитость и начинающееся похмелье, не желала больше никого секса. Особенно её раздражало и была не приятна вязкая струйка спермы Валеры, которая вытекла из влага-лища и медленно скатывалась по ляжке её ноги. Испытанное только что удовольствие уже забылось. Все стало про-тивно и омерзительно. И место, и ласки, и сам Валера. Юноша, почувствовав настроение Гали, не стал настаивать. Хотя его все ещё возбуждали красота и тело девушки, он сам порядком приустал и не прочь был уже и поспать. Одевшись пара разошлась. Галя отправилась в свое купе, а Валера в свой плацкартный вагон.


Глава 2.

Галя.

Галя долго ворочалась на жесткой неудобной полке. Неприятные думы отогнали её сон. У Гали полностью ис-портилось настроение. "Разве для того, чтобы вот так в туалетных комнатах, она уехала из своего города?!" Она уже не один раз испытывала такое же в телефонных будках, в автомобилях, на скамейках, в подъезде или просто на земле в тени кустов и деревьев. "Разве для этого её красота и темпераментная натура?!"
Девушка прислушалась к ритму стука вагонных колес, в её мыслях возникли воспоминания.
После окончания средней школы Галя пыталась поступить в театральный институт, но не прошла по конкурсу. Пришлось искать работу. Гале помогли, её устроили машинисткой в одно конструкторское бюро. Работа была скуч-ная, но чистая и не тяжелая.
В бюро часто заходил по делам Игорь, тридцатипятилетний инженер. Он часто дарил Гале не большие букети-ки цветов, угощал шоколадом. Галя к Игорю относилась по приятельски, но его ухаживания не принимала всерьез, хотя Игорь был мужчина хоть куда, худощав, красив лицом, аккуратно и со вкусом одет. Инженер явно пытался дать понять, что она ему нравится. Но Гале, которой только исполнилось семнадцать лет, мужчины его возраста ещё не интересовали.
В один из теплых сентябрьских дней Галя вместе с коллегами по работе поехала на выходные дни на турбазу для работников её предприятия. Рядом с Галей в служебном автобусе, как бы случайно, оказался Игорь. Он был ин-тересным собеседником. Гале, привыкшей к окружению скучноватых и глуповатых сверстников, было очень инте-ресно слушать Игоря. И когда они приехали на турбазу, Игорь уже не расставался с Галей. Он целый день ухаживал за девушкой, рассказывая ей увлекательные истории. Вечером после ужина Игорь пригласил Галю прогуляться по осеннему лесу. В лесу, под начинающими краснеть кленами, Игорь достал из пакета бутылку шампанского, плитку шоколада и два стакана. Галя любила этот пузырящийся напиток и она с удовольствием выпила из предложенного ей стакана. Вечерело, солнце быстро опускалось за верхушки деревьев. Слегка опьяневшей Гале было весело. Она громко смеялась от шуток Игоря.
Они еще долго просидели бы под кроной деревьев, но неожиданно, ведь только было солнечно, задул резкий порывистый ветер и пошёл осенний дождь. Галя и Игорь, хохоча над собой, бросились бегом в сторону турбазы. Дождь полил еще сильнее. Хотя база была рядом, но когда они добежали под спасительную крышу, им было уже не до смеха. Галя и Игорь вымокли до нитки. С их одежды тонкими ручьями стекала вода. Мокрая Галя почувствовала озноб. От холода она вся сжалась. Она подумала, что зря не послушалась маму, которая советовала ей взять запас-ную одежду. И когда Игорь предложил девушке, зайти к нему в номер, где он одолжит ей свой спортивный костюм, Галя с благодарностью приняла его предложение.
Войдя в его комнату, Игорь достал из сумки капроновый спортивный костюм и поношенные джинсы. Кос-тюм он протянул Гале, а джинсы оставил себе. Галя, поблагодарив, попросила Игоря выйти из комнаты пока она пе-реодевается. Но Игорь выключил внутренний свет и сказал, что ничего не видно и ему тоже надо переодеться. Галя, ничего не подозревая, доверяя солидному инженеру, в кромешной темноте, стуча зубами от холода, стала стаскивать с себя скользкое мокрое платье. То ли от непреходящего холода, то ли от выпитого шампанского, Галя совсем поте-ряла осторожность и после платья сняла с себя остальную мокрую одежду. Полностью голая она в темноте потяну-лась к лежащему на тахте спортивному костюму. Но вместо костюма её руки в темноте наткнулись на руки Игоря. Галя сначала не поняла, что это значит, но когда его руки властно потянули её к себе и её продрогшее тело наткну-лось на горячее голое тело мужчины, она всё поняла. Девушка вся замерла от страха. Его поцелуй был жадным, не-истовым, почти грубым. Галя, молча, отчаянно отбивалась от сильных рук Игоря. Она боялась закричать, ведь во-круг было много народа и ей было стыдно своего положения. Игорь, что-то страстно шепча ей на ухо, с силой дви-нул её к тахте и, навалившись, подмял её под себя. Он был сильный и опытный мужчина, Галя даже не успела сдви-нуть свои ноги, как что-то твердое и упругое, причинив ей адскую боль вломилось в ещё не тронутое до этого вре-мени влагалище девушки. Член Игоря, порвав её девственную плеву, в одно мгновение перенес Галю через ту грань, которая разделяет девочку от женщины. Игорь, не обращая внимание на горькие слезы и рыдания девушки, урча, как зверь, делал поступательные движения. Галя кроме боли ничего не ощущала. Она даже не заметила, когда Игорь излил в её влагалище поток мужского семени.
После Игорь долго успокаивал рыдающую девушку, обнимал и целовал её в темноте, говорил ей о своей люб-ви, о скорой женитьбе, как только исполнится Гале восемнадцать лет. Она была еще совсем наивным ребенком и по-сле всего, что сделал с ней Игорь, она поверила ему. Ей казалось, что после этого, она больше ни кому не будет нуж-на. Слушая Игоря, который расписывал в радушных тонах их совместную жизнь, она постепенно успокоилась. Под утро она полностью доверилась Игорю, уже чувствуя женскую нежность к своему первому мужчине, несмотря на то, что накануне она была им изнасилована.
Игорь был хороший мастер постельных дел и уже со второго раза добился того, что Галя узнала свой первый в жизни оргазм. После этого Гале уже казалось, что она всегда любила Игоря, что он самый хороший человек на све-те. Они целый день лежали, грудь с грудью, целуясь и ласкаясь. Галя познавала азы любви и уже не сжимала свой рот, а стараясь угодить ему, раскрывала его, как галчонок.
Связь с Игорем продолжалась около года, пока Галя не узнала, что она беременна. И тут все началось. Её лю-бимый Игорь, которому она так верила, все время обманывал её. У него оказалась есть жена и пара детей, и он не собирается из-за какой то малолетки терять их.
Галя уволилась, сделала аборт и, не веря больше ни кому, уже прилично развращенная искусным инженером, окунулась в ветреную ресторанную жизнь. Десятки мужчин в основном однодневные ресторанные знакомцы про-неслись калейдоскопом за год её жизни.
Там же в ресторане она и познакомилась с Людой, которая хотя и была на год младше Гали, но стала влиять на более старшую подругу. Люда же и уговорила Галю поступить вместе с ней в медицинский техникум. Они стали лучшими подругами, тем более, что обе вели разгульный образ жизни. Девушки уже многое познали, и вот теперь Галя докатилась до секса в грязном туалете поезда.
Гале было очень тяжело на сердце и она решила поделиться своими мрачными мыслями со своей подругой. Разбуженная Люда не сразу поняла, что от неё хотят. Но, увидев расстроенную Галю, она села и выслушала её. Люда была очень доброй и душевной девушкой и очень любила Галю. Сидя рядом с Галей на нижней полке купе, она, как могла, успокаивала подругу. В конце концов Галя не много успокоилась. Девушки, не обращая внимание на храпя-щего пассажира, закурили и легли вместе на одну тесную полку.


Глава 3.

Люда.

Люда, успокаивая свою подругу, не понимала причины этого расстройства. У Люды жизнь складывалась со-всем иначе, чем у Гали. Её никто не обманывал и не насиловал. Скорее наоборот. Всё началось, когда она училась в восьмом классе и ей было всего четырнадцать лет.
Однажды занимаясь зубрежкой неинтересного домашнего задания, она услышала не понятные приглушенные звуки, которые исходили из комнаты старшей сестры Лены. Заинтересовавшись, Люда подошла к двери комнаты сестры. Лена, студентка первого курса института, была в комнате со своим однокурсником Сашей. Он часто прихо-дил к Лене и они, закрывшись в её комнате, долгими вечерами занимались подготовкой к экзаменам. Люде из всех друзей старшей сестры больше всех нравился именно он. Саша относился к Люде, как взрослой, а не как остальные, которые считали ее еще ребенком.
Звуки из комнаты сестры продолжали быть загадочными. Люда бесшумно опустилась перед дверью на колени и заглянула в замочную скважину. Картина, увиденная Людой, как гром поразила её сознание. Её ласковая хрупкая сестра Леночка, вся ластясь и извиваясь, полностью голая, на коленях, поднималась и опускалась, на лежащего под ней, также голого Сашу. Люде было всё видно, как в кинотеатре. Лицо её сестры было в эти минуты не объяснимо прекрасно, оно словно светилось изнутри, а по её гибкому телу, как бы пробегали искры. Особенно взгляд Люды через скважину привлекало то место, где их тела соединялись скользящим членом Саши. Блестящий и длинный, он словно поршень врезался в тело Лены.
Увиденное стало для Люды сильным откровением - Вот значит, как они готовятся каждый вечер к экзаме-нам!"
После этого случая у Люды, что-то внутри изменилось. Все её прежние увлечения стали скучными и слишком детскими. Она стала безразлична ко многому, что её раньше интересовало. Оценки в школе заметно снизились. Часто ночью была бессонница, особенно после тех вечеров, когда Саша приходил к Лене, якобы готовиться к экзаменам. В те вечера Люда обязательно дежурила в коридоре у двери сестры. Со временем у Люды сложилось неимоверное желание познать тоже, что испытывала её старшая сестра. Это желание отодвинуло всё, что вокруг происходило на задний план.
Наступили летние каникулы. Люда перешла в девятый класс. Саша не прекращал визиты к Лене для совмест-ных "занятий". Чтобы не пропустить не одного такого "занятия", Люда даже отказалась от поездки в деревню, хотя раньше эту поездку она не променяла ни на что.
Однажды Лена срочно уехала из дома на несколько дней и попросила младшую сестру, что если зайдет Саша, то объяснить ему о её отсутствие.
Люда с нетерпением ожидала прихода Саши. У неё уже созрел план, как воплотить свою мечту в жизнь и ока-заться хоть раз на месте старшей сестры.
Саша пришел неожиданно рано. Люда сначала растерялась, но взяв себя в руки, ловко повела свою игру. Лю-да сказала Саше, что Лена ушла, но скоро придет и просила, её дождаться.
Молча посидев, Люда пригласила юношу сходить искупаться на речку. Было очень жарко и душно, и Саша согласился. Речка было недалеко и до неё можно было дойти пешком. По дороге Люда специально пошла впереди, чтобы Саша мог видеть какой у нее красивый круглый задок, туго стянутый поношенными до белизны джинсами. Девушка шла не спеша, покачивая бедрами, чем ещё больше притягивала взоры юноши. Он уже давно приметил, что у Люды отличная фигура. На пляже Люда и Саша скинули верхнюю одежду и с визгом бросились в освежающие потоки воды.
После, обсыхая на берегу, Люда старалась с выгодной стороны показать своё молодое тело Саше. Девушка принимала эффектные позы, грациозно выгибала свой стан. Взгляд Саши постоянно останавливался на хитрых лука-вых глазах девушки и на её теле, слегка прикрытом тонким красным купальником.
Когда они вернулись домой, Саша стал ждать Лену в её комнате. Возбужденный ухищрениями Люды, он ре-шил дождаться свою любовницу во что бы то ни стало.
Люда переодевшись, зашла к нему в комнату и села рядом с Сашей на ту самую тахту, где готовили "экзамены" он и её старшая сестра. На Люде была одет короткий белый в розовых цветочках домашний халатик. Саша загляделся на девушку.
"Саша" - прерываясь от волнения, тихо произнесла Люда: "Я тебя обманула. Лена сегодня вообще не при-дет. Она уехала. Я все знаю про вас. Я никому об этом не скажу. Если ты не возражаешь, то можешь сделать со мной то же самое".
От неожиданности у Саши отвисла челюсть. Он внимательно посмотрел в глаза девушки и понял, что она не шутит. Сейчас он смотрел на неё совсем другими глазами. Раньше он видел миловидную забавную девчонку, а сей-час перед ним была совсем другая Люда. Она была хороша, сидя рядом с ним на тахте, слегка болтая вытянутыми вперед и висящими над полом стройными ножками, детские губки полуоткрыты, поблескивают. Саша, не давая себе отчета, чувствуя сильную тягу к молоденькой девушке, обнял её за ровную спину и поцеловал Люду в её притяга-тельные губы. Люда страстно ответила на его поцелуй. Когда Саша стал пытаться расстегивать её халат, девушка отстранилась и, блестя глазами, бесстыдно радостно, поспешно стала помогать ему раздеть себя. Они в одно мгнове-ние скинули ее халат. Под ним ничего не было одето. У Саши засверкали глаза при виде её розового тела с легким загаром на покатых плечах и млечнобелых, довольно развитых для её молодого возраста, приподнятых девичьих грудей с алыми торчащими сосками. Он схватил миниатюрную Люду и бросил её спиной на упругую тахту. Глаза девушки от страха и ожидания потемнели и ещё больше расширились, губы слегка раскрылись. Саша, сгорая от не-терпения и страсти, почти сорвал с себя джинсы и плавки. Не теряя времени на снятия рубашки, навалился на обна-женное тело девушки. Люда, почувствовав на своем животе горячий крепкий член юноши, напряглась, собрав все свои силы в ожидании свершения чуда. В её головке проносились картины подсмотренные через дверь, когда на этой тахте, где Люда лежала с Сашей, этот же Саша и её старшая сестра Лена творили чудеса. Юноша, отыскав своим возбужденным членом её влагалище, стал интенсивно пытаться ввести туда свой трепыхающийся от возбуждения член. Люда вся сжалась в инстинктивной самозащите, и Саше никак не удавалось довести дело до конца. Несколько раз тыкнув своим членом в область девичьего влагалища, Саша, громко заохав, дернулся всем своим телом, выпус-тив длинный фонтанчик спермы, облив белым семенем живот и мягкие волосы лобка Люды. Юноша, ослабнув, сполз с тела девушки и затих рядом с ней.
Люда было ужасно разочарована. Она мечтала получить самое главное и она была уже почти у цели, но её по-стигла неудача. Сожалея обо всем, Люда вытерла с себя носовым платком липкое семя и молча стала одеваться. От обиды она чуть не плакала. Было уже поздно. Скоро должны были прийти с работы Людины родители. Саша, сгорая от стыда, также стал быстро одеваться. Люда даже не ответила на его робкое пристыженное прощание.
В эту ночь Люда мучилась, как никогда. Её всю трясло. Ей казалось, что внутри у нее горит огонь. Только под утро ей удалось заснуть.
На следующий день тяжелый сон Люды прервали продолжительные звонки в дверь. Родители ушли на работу и Люда была одна дома. Она, ещё не совсем проснувшись, в одной батистовой спальной сорочке, встала с кровати и открыла входную дверь.
В дверях стоял бледный Саша. От неожиданности сон Люды мгновенно улетучился. Саша прямо у дверей бросился к Люде и стал жадно целовать её. Бедный юноша, также, как и Люда, промучился всю ночь, желая снова попытаться овладеть девушкой и реабилитировать себя. Люда под напором его ласок мгновенно возбудилась. Не разжимая объятий, они перешли в комнату Люды, где еще хранила тепло после сна её неубранная постель. Саша бы-стро разделся и, упав вместе с Людой на её мятую постель, подмял под себя горячее тело девушки. Он задрал её ночнушку вверх и быстрым точным движением нашел своим напрягшим членом вход в её влагалище и, не давая де-вушке опомниться, с силой до самого конца ввёл его и желанное тело девушки. Люда громко охнула, но боли не ощутила. Только возрастающие возбуждение и глубокое наслаждение захватило всю её сущность. Она, вскрикивая и громко стоная, познавала первый в жизни оргазм. Поток Сашиной спермы внутри её влагалища был на много пре-красней вчерашнего потока, который был бестолково так растрачен.
После этого дня визиты Саши к Лене прекратились. Теперь он тайком от Лены, пока она была на занятиях в институте, встречался с её младшей сестрой. Саша был ненасытен. Но Люду мучили угрызения совести, когда она видела, как страдает отвергнутая Сашей её сестра. Сама Люда никаких больших чувств к Саше не испытывала. Её интересовал только чистый секс. И вскоре уже страдал сам Саша, когда Люда разорвала с ним все отношения, найдя себе нового партнера.
Люда жила беззаботно, относясь к жизни очень просто. Ей нравилась такая жизнь. И если бы не мешали роди-тели её любовным приключениям, она была бы совсем счастливой.
Успокаивая сейчас в мчащимся на юг пассажирском вагоне свою подругу Галю, она не понимала ее пережи-вание. "Какая разница, где и как, главное, что было с кем, а при её красоте это не проблема".
Но для спокойствия Гали она договорилась с ней, что до приезда на место отдыха не распыляться и избегать случайной близости.
Покурив в купе под аккомпанемент храпа пассажира и ритмичного стука колес вагона, девушки разошлись по своим полкам и вскоре заснули.
Ночной поезд, поминутно отсчитывая километры, вез сотни пассажиров к заветному югу. Все они, молодые и старые, толстые и худые, богатые и не очень, ожидали от этого отпуска много хорошего и запоминающегося. Среди них, три девушки, три подружки, Галя, Люда и Оля, также были в ожидании прекрасной сказки. Для них это первая поездка была не просто отдых от занятий, а познание нового, сверх интересного, даже того, чего они сами не вполне осознавали.


Глава 4.
Южная ночь.
(Второй день)

Поезд прибыл на место ранним утром. Через два часа утомительной езды на троллейбусе сквозь горные пере-валы девушки добрались до Гурзуфа. Они нашли домик по адресу, который дали им знакомые и куда они сообщили о своем приезде. Их ждали. Комната, которую им приготовили, была великолепна. Это была большая и светлая ве-ранда с отдельным входом выходящий на щедрый южный сад. Обстановка комнаты тоже была не из последних. Большое старое, но добротное кресло, две тумбочки, платяной шкаф, циновка на полу и огромная тахта, всё это де-лали комнату жилой и уютной. Но самое замечательное было то, что прямо из комнаты выходила дверь, где был персональный туалет и душевая.
Девушки переоделись в легкие ситцевые яркие платьица и, сгорая от нетерпения и жары, направились в сторо-ну вожделенного моря.
Подруги долго резвились в освежающей и бодрящей, необычайно соленой воде, рассекая своими стройными ногами слегка волнистое море, громко смеялись и визжали от удовольствия. Затем, накупавшись до головокружения, они грелись на теплой гальке, подставляя свои молодые тела лучам дивного южного солнца.
Но не только солнечные лучи заинтересовались молоденькими девушками. С первых шагов, с первых движе-ний на пляже они привлекли к себе всеобщее внимание. Хотя на пляже было много красивых молодых девушек, Галя и Люда сразу почувствовали на себе устремленные на них взгляды мужчин, которые, через темные стекла солнеч-ных очков, изучали их, слегка прикрытые мокрыми купальниками, девичьи фигуры. Некоторые из мужчин тут же попытались завести знакомство, но их постигла неудача. Гале и Люде, нравилось замечать взгляды, которые на них бросали мужчины, жадные и раздевающие, но они не спешили. Девушки хотели сначала осмотреться и приглядеться для выбора самого лучшего варианта. А пока они решили сначала заняться обработкой своей третьей подруги, под-готовить её к предстоящим развлечениям. Оля, не подозревая о заговоре подруг, широко раскрыв свои огромные аквамариновые глазки, любовалась сказочной красотой Крыма.
По дороге домой, девушки купили на базаре фрукты и трехлитровую бутыль местного виноградного вина.
На даче, не теряя времени, Галя и Люда приступили к задуманному плану. Сняв свои просоленные купальники и смыв под душем колющую кожу соль, Галя и Люда не стали одеваться, оставшись нагишом. Было на самом деле жарко и Оля, которая уже начала одеваться, передумала, отложив свой халат. Три подруги уселись голыми за импро-визированный столик, который они соорудили из двух тумбочек, водрузив на них бутылку с вином и огромный под-нос с фруктами. Груши, краснокожие яблоки, ломтики сахарной дыни и арбуза, инжир и бархатные персики манили впиться зубами в их сочную мякоть.
Заговорщицы, изучающе, оглядели свою подругу. Они остались вполне довольны. Оля была не хуже их. Всё в ней, от небольших твердых грудей, и до маленьких изящных ножек, женских и вместе с тем детских было так хоро-шо, так ладно, так красиво и естественно. Девушки, сидя за столиком, были похожи на трёх сказочных русалок, вы-шедших из морского омута.
Под чарующую музыку группы "ABBA", девушки приступили к пиршеству. Фрукты были необыкновенно вкусными. Оля с удовольствием их поглощала, но от вина сначала отказывалась. Подруги убедительно ее уговорили. Оля попробовала, отхлебнув розовую, благоухающую земляникой, жидкость. Вино ей сразу понравилось. Оно было кисло-сладкое на вкус с очень выразительным приятным ароматом. С каждым стаканом Оле всё больше нравилось вино и, стараниями её подруг, было выпито его изрядное количество.
Люда, переглянувшись с Галей, встала и, выключив магнитофон, поменяла кассету. Вместо танцевальных ритмов из динамиков магнитофона полилась мелодичная музыка вперемежку тихих французских слов, женских и мужских стонов, вздохов и вскрикивании. Это была так называемая "эротик-мюзик". Под эти звуки, Галя и Люда предались воспоминанию о полученных наслаждениях в сексе. Оля, заплетающим от опьянения языком, спросила: "Девчонки, неужели это так классно? Вскрикивать то зачем?"
Подруги еще больше стали восхвалять наслаждения секса.
"Нет, девчонки" - не соглашалась с ними Оля: "Это может быть и приятно, но это не самое лучшее, что есть в жизни".
Галя, улыбнувшись на эти недоверчивые возражения, сказала: "Оленька, как ты можешь говорить о том, че-го не знаешь. Ты сначала попробуй, а потом говори об этом".
"Я не могу" - испуганно, сказала Оля: "Я боюсь. Вдруг узнают родители - они меня прибьют. Да, еще от этого можно забеременеть".
Оле, воспитанной в очень консервативной семье, с детства были привиты определенные рамки отношений между женщиной и мужчиной, и дальше прощальных поцелуев с юношами в её семнадцать лет дело не заходило.
"Оля, чего тут бояться? Мужчины не волки - не съедят!" - вступала в разговор Люда: "Но, если ты их так боишься, то можно обойтись и без мужчин".
Оля недоверчиво взглянула на подругу.
"Наслаждения в сексе можно узнать и с женщинами продолжала Люда: "От этого не забеременеешь и ро-дители ничего не узнают"
Оля не совсем понимала, что хотят ей сказать её подруги. Галя и Люда стали объяснять девушке, что такое лесбиянство. Они рассказали все, что знали о женской любви, о поэтессе Сафо, о случаях в их жизни и в жизни их знакомых. Оля слушала повествование подруг очень внимательно. Она раньше не много слышала о лесбиянках, но никогда не думала, что сама будет иметь к этому какое то отношение. Видя, что Оля заинтересовалась, подруги при-ступили к более решительным действиям.
Со словами: "Сейчас мы тебе поможем узнать настоящий кайф!", - заговорщицы стали нежно обнимать и ласкать недоверчивую подругу. Галя и Люда не раз уже познали радости женской любви и были опытны в этом деле. Они настойчиво уложили напрягшуюся в страхе целомудренную подругу и прижались обнаженными телами с двух сторон. Оля еще больше напряглась и сжалась. Видя её состояние, Галя переползла через неё, подмяв под себя голую Люду. Подруги, страстно целуясь, стали сжимать и тереть свои молодые тела друг об друга. Не обращая внимания на третью подругу, Галя оторвалась от Людиных губ и стала целовать её тело, спускаясь ниже. Сначала Галя целова-ла её горло, плечи и груди, затем спустилась к её твердому животу, стала целовать и лизать кожу вокруг маленького пупка. При этом Галя не прекращала руками мять полные груди Люды. Галя спускалась все ниже к тёмному акку-ратному треугольнику мягких волос лобка подруги. Оля, затаив дыхания, наблюдала за своими подругами. И когда она увидела, как от прикосновения Галиных губ и языка к губкам Людиного влагалища, Люда сильно и глубоко за-дышала, заерзав вся на кровати, выгибаясь всем своим гибким телом и дергая широко раскинутыми ножками, Оля почувствовала, что на неё накатилась волна необыкновенного чувства, она ощутила в себе просыпающего зверя. Олю сильно потянуло прижаться к телам своих сладко стонущих подруг и ощутить тоже, что переживала в этот мо-мент Люда. Руки у Оли задрожали, в ногах была слабость, а сердце стучало в груди так сильно, что удары его отда-вались эхом по всему телу. Какая то неизвестная до сих пор сила толкнула Олю к своим подругам и она прижалась всем своим телом к ним. Галя и Люда, ожидавшая этой минуты, мгновенно переключились на Олю. Они добились, что Оля, забыв о страхе, сама добровольно, отдалась в их опытные руки. Обнимая и лаская её плечи, спину, шею, груди, живот и ноги, подруги с большим опытом возбуждали Ольгу. Галя схватила грудь Оли обеими руками и прильнула ртом к соску, стараясь втянуть его в свой рот, как можно больше. Оля вздрогнула, когда почувствовала, как подруга куснула и прищемила сосок зубами. Сосок напрягся и эта боль стала отзываться нестерпимым щекочу-щим чувством между её ног. Люда, раздвинув прелестные ножки Оли, запустила свой юркий язычок в её влагалище, проникая в него, как можно глубже. У Оли взволнованно забилось её сердце и что-то защекотало её горло. Оля поте-ряла связь с миром. Она ничего не соображала, словно погрузилась в сон. Никогда в жизни она не испытывала ещё такого острого ощущения, чувства сильного наслаждения захватило молодую девушку. Вдруг раздался её радост-ный и сдавленный стон и тело затряслось в конвульсиях, охваченное диким наслаждением. Оля познавала свой пер-вый в жизни оргазм, её стоны и охи, не только заглушили стоны эротической музыки магнитофона, но казалось, раз-будили всю округу. Оля страстно дергаясь все своим телом, кончала очень бурно и долго.
Потом, ослабленная, не в силах больше двигаться, наслаждаясь последней дрожью блаженства, которое мед-ленно покидало её тело, Оля лежала, без мыслей, в каком-то оцепенении, то ли погрузившись в сон, не ощущая вре-мени.
Когда она пришла в себя, то первое, что она увидела, были победные улыбки её подруг. Они были полностью довольны достигнутым. Они даже не ожидали такую бурную реакцию их застенчивой подруги.
"Ну, что понравилось?" - спросила Люда, продолжая поглаживать плечи Оли.
"Да, очень! Со мной такого ещё не было никогда" - ответила еще не совсем очнувшись Оля.
"А ты вот боялась. Теперь ты согласна, что это наслаждение. А когда ты попробуешь это с мужчинами, то будет ещё сильней и приятней" - продолжала просвещать Люда.
"Нет, только не с мужчинами! Я боюсь их. От этого можно и забеременеть. Я лучше буду только с вами. Хорошо?" - но Олины слова вызвали только смех у её подруг.
"Хорошо, хорошо! Поживем - увидим!" - успокоила Олю Люда.
"А насчет беременности не волнуйся" - добавила Галя: "Положись на нас. Мы в этом вопросе с Людой большие специалисты. Тем более, что мы кстати студентки медицинского техникума".
Закончив обучение, Галя разлила остатки вина в стаканы, поставив порожнюю бутылку за тахту у стенки.
Южный город спал. В темноте переливались пением миллионы сверчков, мягко плескалась морская волна, ос-тывала галька. Город отдыхал перед следующим днем, когда тысячи курортников ринуться за удовольствием, на-слаждением и приключениями.


Глава 5.

Отдых.
(Три дня)

Следующие три дня подруги наслаждались отдыхом. С утра до вечера девушки загорали и купались. Тела подруг приобрели красивый загорелый оттенок и девушки уже не выделялись на пляже белизной.
А вечером, напившись и захмелев от местного душистого вина, девушки занимались женской любовью. Галя и Люда постепенно искусно развращали Олю, которая все больше и больше входила во вкус ночных игр и её страст-ные порывы становились всё продолжительней. Этого и добивались её подруги.
Наконец Галя и Люда решили, что настала пора для более интересных развлечений. За первые дни множество мужчин пытались завести с ними знакомство. Были моменты, что девушкам просто не давали прохода. Но они не спешили, примечали и выбирали, тем более, что контингент желающих был неиссякаем.

Знакомство.
(Шестой день)

Во второй половине дня, когда девушки уже собирались одеваться и уходить с пляжа, к берегу причалил ка-тер.
"Девчонки, не желаете покататься на катере?" - спросил один из трех парней находящихся в катере. Галя и Люда непроизвольно одновременно посмотрели друг другу в глаза. Ребята были достойны самого серьезного вни-мания. Подруги охотно залезли в катер. Через минуту катер с брызгами буравил морскую волну. Юноши, радуясь симпатичным попутчицам, выжимали из мотора все его возможности.
Ребятам на вид было около двадцати - двадцати пяти лет и все трое были приятной внешности, хорошо спор-тивно сложены и до невероятности загорелые. Познакомившись, девушки узнали, что они студенты и живут в Сим-ферополе, а сейчас на каникулах подрабатывают спасателями на пляже. И пока они еще никого не спасли, а только загорают и катают девушек на своём спасательном катере.
Через полчаса причалили к берегу. Девушки, поблагодарив ребят и попрощавшись, отправились к себе домой, где их ждала большая бутылочка вина и остальные удовольствия.

Игра.
(Седьмой день)

На следующий день, как только девушки после лёгкого завтрака появились на пляже, напротив места, где обычно они загорали, уже покачивался на легкой зыби вчерашний катер. Сразу было видно, что вчерашние спасате-ли остались к девушкам не равнодушны и ждали их.
Весь день девушки провели с этими ребятами. Катались на катере, купались и загорали. Было очень весело и хорошо. И когда ребята после бутербродов съеденных на пляже, пригласили девушек вечером в ресторан, Галя и Люда, переглянувшись, согласились.
За столиком уютного ресторана, оригинально оформленным под старинный парусник за столиком, где обос-новалась компания, сразу установилась непринужденная обстановка. Ребята были словоохотливые и веселые. Анек-доты и тосты быстро привели девушек до расслабленного настроения.
Одного из ребят звали Сергей. У него было красивое умное лицо студента-физика, кудрявые черные волосы, небольшая бородка и усы на смеющемся лице с хитрым взглядом черных глаз. Второго звали Женя. Он был блондин с серыми добрыми глазами и, если бы не большие светлые усики над пухлыми губами, он был бы похож на красивую девушку. Третий юноша, которого звали Максим, был похож на грека. Вьющееся до плеч черная копна волос, слегка горбатый нос, темные большие глаза и ослепительно белые зубы на очень загорелом безусом лице.
Ребята заранее распределили девушек и, как только началась танцевальная музыка, сразу пригласили девушек танцевать. Сергей Галю, Женя Люду, Максим Олю.
Ресторан закрывался, компания с шумом выкатилась на улицу. Настроение у всех было в самом веселом раз-гаре. Ребята пригласили девушек продолжить веселье к себе в общежитие. Но Галя, заявив, что в общежитие могут быть проблемы, взяла на себя смелость пригласить всех к себе на дачу.
Когда пришли на место, быстро накрыли одну из тумбочек прихваченными из ресторана бутылкой коньяка и тремя бутылками шампанского. На закуску девушки достали запасы груш и персиков. Всем места на тахте и кресле не хватало и шестерка устроились на полу на циновках вокруг напитков. Включили магнитофон и пир продолжался.
Оля коньяк не пила, но шампанское, которое ей больше и больше нравилось, она выпила уже порядочное ко-личество, что сразу можно было заметить по её блестящим глазам и громкому смеху.
Во время танцев, под медленную мелодию парочки крепко обнимались и целовались. Пары танцевали в том же составе, что и в ресторане. Галя и Люда, танцуя, многообещающе прижимались своими крутыми бедрами к парт-нерам. Все уже были порядком возбуждены и хмельны.
После танцев начали играть в бутылочку. Оле игра нравилась, особенно когда, ей совпадало целоваться с Мак-симом, в которого она с первого взгляда была влюблена. Поцелуи становились всё крепче и продолжительней. Оля была счастлива, но остальным этого было явно мало.
Неожиданное предложение Люды играть в бутылочку на раздевание, слегка сконфузило, но обрадовало ребят. Они сразу и охотно поддержали эту идею. Только Оля ощутила сильное смущение и стала отказываться от участия в этой затеи. Хотя она была уже прилично пьяна, но её охватил страх от мысли, куда может завести подобная игра. Все просто насели на нее, настойчиво уговаривая. Подруги напомнили её об её обещании не выделяться от них, и Оля, боясь испортить веселье и обид подруг, скрипя сердцем, поддалась на уговоры и согласились.
Компания уселась в кружок, в центре которого была опорожненная бутылка из-под шампанского. На де-вушках были одеты только потёртые джинсы и летние легкие майки. Ребята сняли с себя носки, уравняв с девушками количество предметов одежды и остались также в джинсах и трикотажных рубашках.
Люда закрутила бутылку волчком. Шестеро молодых людей напряженно следили за мелькающим в круго-вороте горлышком бутылки, ожидая на кого первого оно укажет. Бутылка замедлила своё движение и, прокрутив-шись ещё несколько раз, остановилась, указывая на Галю. Она стала первой жертвой остромордой бутылки. Девуш-ка, не вставая с места, расстегнула тугую молнию джинсов и стащила их с себя. Ребята уставились на ее крепкие за-горелые стройные ноги, на тонкую полоску блестящих черных купальных трусиков.
Снова закрутилась бутылка и, остановившись, указала на Максима. Он начал не с джинсов, как Галя, а с ру-башки, скинув её со своих плеч. Оля, которая хотя и смущалась, но уже возбужденная игрой, смотрела на обнажен-ный загорелый торс Максима совсем другими глазами, совсем по иному, не так, как раньше на пляже. Она чувство-вала сильную тягу прижаться к этой мужской груди, обнять его крепкие плечи.
Третий кого выбрало горлышко бутылки был Сергей. Он также остался без своей клетчатой рубахи.
Следующая была Люда. Она лукаво улыбнулась, встала с пола и легко вскочила на свободную тумбочку. Медленно покачивая своими красивыми бёдрами под музыку, как бы танцуя стриптиз, Люда расстегнула молнию и стала стягивать с себя джинсы, но брюки сидели на ней так плотно, что не очень просто их было снять. Люда, окатив взглядом через пушистые ресницы сидящего рядом с ней Женю, поманила его пальчиком, затем молча указала этим же пальцем на свои джинсы. Женя без слов понял, что от него хочет Люда. Он быстро вскочил и охотно помог ей. Вдвоем они быстро справились, оголив в меру полные бедра, покрытые нежным загаром ножки Люды. Её танец на тумбочке никого из ребят не оставил равнодушными, выразив свой восторг аплодисментами. Люда, вспорхнув с тумбочки, уселась на прежнее место, поджав под себя голые ножки. Она снова закрутила волчок.
Следующий, отмеченный вниманием горлышка бутылки, был Женя и его рубашка оказалась на полу рядом с рубашками остальных ребят.
Покрутившись, бутылка снова указала на Женю. Он встал и снял с себя джинсы. Юноша освещённый мяг-ким неярким светом торшера, был похож на греческую античную скульптуру, только вместо фигового листочка на нём остались только маленькие зеленые плавки сильно вспученные впереди.
Как не смотрела Оля умоляющим взором на крутящуюся бутылку из под шампанского, но настала и её оче-редь. Бутылка остановилась и прямо указала горлышком на её джинсы. Оля, покраснев, не смотря ни на кого, стыд-ливо опустив глаза, сняла их с себя и подобрала под себя свои ноги. Быстро, чтобы отвлечь от себя изучающее вни-мание, она закрутила бутылку. Но Олины ножки были увидены и заценены. Они были безукоризненны. Кожа была до того нежной, что загорая не становилась коричневой, а матово янтарной. Её светлая кожа выгодно выделялись среди загорелых плеч ребят и бронзовых ног подруг, как будто Оля была белым человеком в плену аборигенов ин-дейского племени.
Игра приобретала более острый характер. Бутылка, запущенная в круговорот Олиной рукой, указала на Лю-ду. Люда, любившая стриптиз, с прежней улыбочкой опять вскочила на тумбочку и начала извиваться в медленном танце. Мягко переступая своими босыми обнажёнными ногами, медленно сантиметр за сантиметром начала поды-мать низ своей майки. Обнажив смуглую полоску живота с тёмной впадинкой на пупке, Люда поднимала майку всё выше и выше. Ребята замерли, и вот показалась и выскочила наружу из-под майки одна чаша груди, налитая точно сочный ананас, затем заколыхалась другая. Майка уже над головой в руках у Люды, но она всё ещё танцует, демон-стрируя свою пышную округлость мраморно-белой груди, которая начиналась где-то у плеча, и постепенно повы-шаясь, опускалась едва заметной складочкой к животу, полная, упругая, будто налитая соком.
Танец стриптиза Люды накалил игру до предела. Максим помог Люде спрыгнуть с тумбочки и, усевшись между ней и Олей, закрутил волчок. На него же и указало остановившиеся горлышко. Максим встал и буднично снял с себя джинсы. Отбросив брюки в сторону, он снова крутанул бутылку.
Стекляшка, словно читала мысли Максима остановившись, указала на Олю. Девушка начала спорить, что бутылка указывает не на неё, а больше на сторону, но все стали доказывать и уговаривать её. Оля видя, что ей не удается выкрутиться, к тому же, если она и докажет свою правоту, то тогда полностью проиграет рядом сидящий с ней Максим, так как бутылка остановилась на ней слегка в его сторону. Девушка громко вздохнула, словно бросаясь в омут, и скинула с себя майку. Опустив глаза и прикрывая свои крепкие вздернутые девичьи груди с маленькими пуговками сосков, нежных и чистых, как две конфетки, торчащие острыми кончиками вперед, Оля, съежившись, си-дела на полу, ощущая на себе пытливые мужские взгляды. Ребята любуясь почти обнаженными Олей и Людой, чув-ствовали, как напрягаются в страстном накале их нервы.
Снова закрутили бутылку и джинсы Сергея повисли на спинке кресла. Его черные плавки чуть ли не трещали от внутреннего напора спереди.
После Сергея новой жертвой игры стала Галя. Она бесцеремонно, как бы поправив прическу, не вставая с места, скинула с себя майку. Оба полушария её грудей, блестя глянцевой белизной, с тёмными сосками, покачнулись и замерли, призывно выставленные всем навстречу. Колыхнув этим богатством, Галя снова закрутила бутылку.
Бутылка долго искала свою жертву, будто понимая, что сейчас игра дошла до кульминации и на кого она укажет, тот должен снять с себя своё последнее покрывало, так как у всех остались только по одному предмету - трусики или плавки. Все, затаив дыхание, наблюдали за бутылкой. Наконец она отыскала свою главную жертву, вто-рой раз подряд указав на Галю. Ребята, в ожидание, заерзали на месте. Галя первая должна была полностью раздеть-ся. Все уставились на девушку. Она, видя, как все увлечены, решила немного подразнить ребят. Галя встала с пола и, покачивая бедрами при ходьбе, переступив бутылку, подошла к сидящему напротив неё Сергею. Не говоря ни слова, она указательным пальцем показала на свои чёрные трусики. Сергей, сидя на полу, дрожащими от возбуждения ру-ками быстро, словно боясь, что Галя может передумать, стянул вниз её трусики. Увидев перед своим лицом аккурат-но постриженный лобок девушки, он попытался обнять её за круглые ягодицы. Но Галя, гибко изогнувшись, выско-чила из его рук и вся бронзовая от загара, сильная, крепкая, пошла босыми пятками по циновке на своё место, напря-гая красивые щиколотки, подергивая крутыми половинками зада, блестя загаром бёдер, колыхая своей развитой грудью при каждом движении. Ребята невольно зажмурились, как от яркого солнца, так очаровательно красива и мила была Галя в наготе.
Так как все остолбенели, Гале пришлось самой закрутить волчок. В этот раз роковая бутылка указала на Максима. Теперь настала его очередь полностью обнажиться. Максим, стараясь не смущаться, первый из мужчин снял с себя плавки и стоял голый среди всех в полном спокойствии, словно он был один в доме. Но его уже давно напрягший член, представший перед оценивающими взорами Гали и Люды, красноречиво показывал, что Максиму до полного спокойствия уже далеко. А Оля, впервые увидев мужской орган в натуре во всей его красе, забыв о сты-де, широко раскрыв свои голубые глазки, уставилась на вздрагивающий от напряжения член Максима. Он поражал Олю своей непонятной силой. Ей хотелось дотронуться рукой, узнать какой он на ощупь, сжать его в своей ладошке.
Находясь под впечатлением, Оля не заметила, как снова закрутили бутылку, и только сообразила, что игра продолжается, когда в этот раз горлышко точно указала на неё. Оля, понимая, что назад дороги нет, и будь, что бу-дет, уже почти не чувствовала стыда, как в начале игры. Что-то в ней переломилось, видя, как все вокруг развраще-ны, она без всяких уговоров сняла с себя трусики - последнее прикрытие её тела, и стояла совсем нагая посреди ком-наты перед взорами мужчин. Её круглый зад, плавным изгибом, возвышался над стройными ногами. Она, безусловна была великолепна, и её небольшие, но изящные груди с розово-коричевыми сосками могли свести с ума кого угодно. Обнаженное красивое тело девушки были последней крупицей терпения ребят. Они с трудом сдерживали себя.
Люда снова закрутила бутылку и горлышко указало на Галю. Ей уже нечего было снимать. Она, шутя, на-оборот одела на ноги свои белые босоножки, высокие каблуки ещё больше выразили стройность её шикарного тела.
Люда снова крутанула волчок. На этот раз проигравший был Сергей. Он встал, двумя руками снял с себя плавки и его вздернутый огромный член выскочил наружу. У Оли мелькнула в голове, удивившая её, мысль, как хо-рошо, что у Максима не такой большой, по сравнению с членом Сергея.
Бутылка снова закрутилась. В первый раз она указала на Максима, потом на Олю, потом снова на Сергея. Но их это уже не волновало, так как уже всё было снято. И только на четвертый раз бутылка указала на Женю, на кото-ром ещё были плавки. Он уже собрался их снять, но Люда, на которой также оставались ещё одеты розовые трусики, опередила Женю. Со словами: "Ой, можно мне это сделать?", она отвела его руки и, лукаво улыбаясь, присела пе-ред юношей. Аккуратно взяла за резинку его зеленых плавок и медленно приспустила вниз на его колени. Перед её лицом стоял и покачивался внушительный член. Люда, не совладея со своим желанием, вытянула свое личико и чмокнула губами в головку возбужденного члена юноши.
Этот легкий поцелуй переполнил чашу терпения Жени и он, со стоном облегчения, схватил за плечи, стоя-щую перед ним на коленях, Люду. Девушка взяла в руки его член и стала смотреть на него, зачарованная, взглядом сумасшедшей, поглаживая головку своей рукой. Не обращая внимания на окружающих, Люда высунула свай розо-вый язычок и облизала алый кончик мужского органа. Мускулистая спина и руки Жени вздулись от напряжения. И когда пухлые губы девушки раскрылись и его член оказался у неё во рту, волна судороги прокатилось по этой кра-сивой спине, от трепетного вкушения сладости, которая жарким потоком разлилась по его телу от её губ и ловкого языка.
В тоже время Галя, встав с пола, подошла к Сергею и положила свои руки ему на плечи, запрокинув голову, подставила губы для поцелуя. Он приник к этим пухлым, кроваво-красным подушечкам, чувствуя, как они шевелят-ся под кончиком его языка. Затем Галя, оторвавшись от его губ, зовущи смотря прямо ему в глаза, взяла в ладошку его мощный член и прижала к своему животу. Сергей страстно прижал гибкое тело девушки к себе так сильно, что её ноги оторвались от пола. Затем он осторожно опустил Галю на пол и сел рядом с ней. Наклонившись, он стал цело-вать её руки и плечи, шею и грудь, бедра и ноги, касался лицом её мягкого живота, самозабвенно вылизывал впадин-ку пупка, посасывал ее затвердевшие горошинки сосков.


Глава 6.
Оля.

Оля, широко раскрыв свои детские голубые глаза, со страхом смотрела, что вытворяют ее подруги. От всего виданного у нее кипела кровь, в голове всё кружилось, трудно было остановиться с какой то мыслью. И когда к ней, переступая через стонущих в сладострастии своих друзей и её подруг, подошел Максим, покачивая на ходу возбуж-денным членом, Оля вся задрожала, как осенний листок на ветру. Максиму стало ясно, что перед ним девственница. Он нежно обнял девушку за тонкую талию. Оля вздрогнула, вся напряглась. Максим бережно подтолкнул её к тахте и усадил рядом с собой, продолжая обнимать за талию, слегка поглаживая ладонью по её мягкому голому боку. Максим чувствовал своим прижатым к ней боком, как дрожит девушка. Он, прижавшись к ней торсом, стал ласкать рукой её длинную гладкую руку, нежно поглаживая от её плеча до кисти, успокаивая её волнение. Страх и скован-ность не покидали её, хотя Оля ясно понимала, что сегодня свершится то, о чём она не могла себе признаться, но давно ждала, и что Максим - это был тот с кем судьба предназначала ей впервые соединиться в самой блаженной смертной близости.
Максим видел, что девушка ещё не готова. Он не спешил и дал ей возможность увидеть сначала, то что ей предстоит испытать самой. Оля, прижавшись к Максиму, с замирающим сердцем наблюдала за действиями Люды и Гали у её ног на ковровой циновке.
Она видела, как Люда жадным ртом сосала и лизала огромную толстую "свечку" Жени. Затем она выпустила его член из своих уст и опустившись на спину, задрала вверх свои очаровательные ножки и руками стянула с себя последнюю из всей компании одежку. Откинув свои розовые трусики, полностью голая застыла в ожидании. Женя, сжав от нетерпения зубы, навалился на это влекущее тело между ее раздвинутых ног и, быстрым точным движением, вошел в девушку своим подергивающимся от напряжения членом. Как только их члены вошли в соприкосновение, Люда вскрикнула, резко встрепенулась, подавшись всем телом рывком навстречу мужскому члену. Женя, урча от удовольствия и страсти, обнял Люду руками за её круглые ягодицы и, притягивая их к себе, стал делать глубокие поступательные движения в глубь её жаждущего влагалища. Люда, как можно выше задрала свои опьяняющие нож-ки, обняв юношу за его шею, помогала встречными движениями своего тела. Кожа их обнаженных тел блестела ис-паренной. Оле было прекрасно видно, как член мужчины входил в тело её подруги. Блаженные стоны удовольствия Жени и Люды раздавались в комнате, сливаясь и перемешиваясь со стонами удовольствия Гали и Сергея.
Одновременно Оля видела, что делает другая пара. Галя, лежа рядом с Сергеем, играла с его членом, погла-живая его штуку сверху вниз по всей длине. Она проделывала вращательные движения ладонью, останавливаясь у самой головки. Сергей, распластавшись на полу, закрыв глаза, весь напрягся, вкушая сладость ласки девушки. Галя могла бы продолжить эту сладкую пытку и, тогда этот предмет забился бы в агонии, признаки этой страсти были налицо, из головки члена сочилась влага и мутные капли капали на её ладони. Тогда она отдернула руку и, навалив-шись на Сергея, села на него и член уперся в волосы лобка. Галя издала сладкий стон радости и шевельнула бедрами. Сергей схватил её и потянул её к себе, и его член стал медленно вонзаться во влагалище, вызывая судорожные по-дергивания всего её тела. Она стала помогать ему, волнообразно изгибаясь, закатив свои черные глаза.
Оля, видя картину наслаждения, которую испытывают в этот момент её подруги, сама чрезвычайно возбу-дилась. И хотя скованность ещё не прошла, страх уже уменьшился. Максим почувствовал, что настало его время. Он нежно за плечи опустил девушку спиной на тахту и лёг рядом с ней. Любуясь её прекрасным молодым телом, он стал нежно ласкать её своими шершавыми руками, ощущая теплоту и мягкость. Он коснулся её груди, обхватив её ладо-нями, сжал и она, закинув руки на его шею, прижалась к нему. Его руки начали знакомиться с её телом. Рука прошла по её ногам, скользнула по бедру, погладила живот и вернулась снова к груди. Обнаженная грудь Оли, теплая и упру-гая, возбуждала его. Он сжал её и потом начал ласкать кончиками пальцев соски, пока они не напряглись и не стали твердыми. Её бедра вдруг напряглись, задвигались, как бы в стремлении обхватить его. Склонив голову, он впился в её губы, схватив их, слегка кусая. Её тело извивалось, билось в его руках. Он поцеловал её ещё раз, затем стал сосать её губы, запуская свой язык ей в рот, приятно щекоча щеки кудрями своих густых волос. Задыхаясь, она впилась пальцами в его плечи, прижала к себе, их губы слились в долгом, страстном поцелуе. Вскоре, Оля впала в такое со-стояние, что даже не могла ответить на ласки Максима, не могла ни о чём думать. Её охватило жгучие желание. Стройное тело девушки стало инстинктивно выгибаться, ища своим жаждущим влагалищем член мужчины. Максим оторвался от её мягких губ и посмотрел на девушку. Она, раскинув свои руки и ноги, лежала совсем голенькая перед ним, раскрыв свои губы, обнажив ряд белоснежных зубов. Из её закрытых пушистых ресниц выкатилась на розовые щеки капли страстных слез. Максим, смотря на это чудо природы, понял, что более не в силах себя сдерживать. Он встал на колени между раздвинутыми, слегка согнутыми в коленях, ног Оли и, с предельной осторожностью, давая ей возможность привыкнуть к каждому новому ощущению, юноша медленно и осторожно лег на неё. Он стал сколь-зить кончиком члена по влажным губкам её влагалища. Оля стала еще больше выгибаться, ловя влагалищем его член. Максим, просунув ладонь под её ягодицы, потянул девушку за её зад к себе и надавил своим членом на мягкие губки любви, чувствуя, как они сами собой раздвигаются. Его твердый член стал медленно входить в горячее мокрое вла-галище девушки. Оля от страсти стала тихо, но порывисто стонать и охать. Когда головка члена Максима уперлась в девственную плевру девушки, Оля на мгновение опомнилась, вся встрепенулась, хотела оттолкнуть, вырваться из объятий Максима, но обессиленная осталась на месте. Она только сжалась и прижалась спиной к потертой обивке тахты. Максим поддался вперед, не давая члену выскользнуть из её убегающего влагалища. Максим боялся причи-нить девушке боль, но больше был не в силах сдерживаться. Он сильно выгнулся, надавил телом и его член нырнул в горячую пропасть сумасшедшего удовольствия, прорвав девственную плевру. Оля вскрикнула от боли и перестала мученически дрожать, взгляд её глаз стал вызывающе спокоен. Боль быстро утихла, оставив место только пламя не-удержимой страсти. Оля крепко прижалась к Максиму, судорожно обхватив руками за его плечи. Максим, испыты-вая неимоверное наслаждение, стал делать своим членом медленные поступательные движения. А Оля таяла в сладо-стной истоме. Она до этой поры в своей жизни не знала, что могло хоть как-то сравниться с этим новым для нее ощущением. Её тело умело ласкали нежные руки и губы Максима, а его член находясь в её теле, плотно прилегал и тёр стенки её влагалища, иногда до приятной боли касаясь матки. Оля почувствовала, что оргазм разгорается в ней, раскрываясь, как зонтик. Ощущение удовольствия сосредоточилась в одной точке, а затем разлилось по всему телу. Спазматическое сокращение её влагалища, в такт члену Максима, усилило его возбуждение, и он разрядился горячей струей, толкнув её внутри. Оргазм сотрясал её несколько раз, внезапно прорываясь и раздувая её влагалище, расте-каясь потоком жгучего наслаждения по всему телу, пронизывая её насквозь. Исцарапав своими ноготками плечи Максима, Оля затихла неподвижно на тахте, наслаждаясь блаженством бессилия.
Когда Оля очнулась из забытья после совершившегося первого в ее жизни оргазма с мужчиной, она вспом-нила, что они не одни, и есть ещё её подруги, а также Женя и Сережа. Она застеснялась произошедшего с ней и, при-жавшись к горячему телу Максима, зарылась головой на его груди. Но любопытство пересилило стыд и она, вы-рвавшись из объятий удовлетворенного юноши, приподнялась на локте и через плечо Максима взглянула, что дела-ют ее подруги. В комнате отовсюду доносился скрип половых досок и ритмичные шлепки тело о тело, а также вздо-хи и тихие стоны.
Олю ещё беспокоила мысль, как её подруги реагируют на то, что произошло с ней. То, что она увидела, явно показывало, что подругам не до Оли.
Рядом с тахтой, где она лежала с Максимом, на полу спиной на паласе лежал Женя. На нём лицом к нему си-дела Галя, которая уже успела обменяться партнерами с Людой. Галя, гибко изгибая свое грациозное тело, опуска-лась навстречу члена Жени, Она учащенно дышала, её грудь вздымалась под его рукой, как волна. Со стороны Оли, ей было отлично видно, как под круглыми ягодицами Гали мелькал блестящий член Жени, который то появлялся, то снова погружался на всю длину в её влагалище.
В двух метрах от них сидел в мягком кресле Сергей. Перед ним между его широко расставленными ногами стояла на коленях Люда и с вожделением взирала на его член. Затем она осторожно придвинулась к нему, и накло-нившись, стала целовать головку члена, трогая её кончиком языка. Девушка всё больше и больше распалялась, теряя рассудок, неистово сосала его член, облизывая его языком, как конфетку. Потом Люда раздвинула ножки и сунула свой палец в промежность, раскрыла губки влагалища и стала нежно тереть клитор, вздрагивая от удовольствия. Сергей сверху с интересом наблюдал за девушкой. Чувствуя упругие горячие губки её ротика на своем члене, он был близко к экстазу, но еще держался. Вдруг Люда выпустила его член изо рта, села, тяжело переводя дыхание, загляну-ла себе между ног, раздвинула обеими руками губки влагалища. Несколько раз она переводила пылающий взор с себя на громадный член Сергея, будто примерялась, сможет ли этот гигант поместиться в узенькой щелочке. Потом решившись, вскочила коленями на кресло и, переступив через его бедра, придвинула свою промежность к его члену. Осторожно приставив его пылающую головку к губам своего влагалища, она стало медленно и осторожно опускать-ся на него, замирая от наслаждения.
Оле было очень интересно. Она со сладострастным трепетом следила за блаженством своих подруг, но те-перь она не только могла наблюдать, но и испытывать тоже, что и её подруги. У Оли был её Максим - самый дорогой для неё человек, который лежал рядом и бережно прижимался своим горячим телом к её жаждущему ласки телу. Желая сделать ему что-то особо приятное и возбужденная действиями Люды, Оля опустилась ниже к бедрам Мак-сима и взяла рукой у основания его член, с удовлетворением ощущая, как он твердеет. Она осторожно, двумя паль-чиками взяла головку его член, приоткрыла свои губки, приложила его к ним, сначала робко, а потом всё более не-принужденно она стала сосать его, причмокивая и вздыхая, трогая маленькое отверстие языком, пытаясь сделать его пошире. Максим не ожидал от Оли такой прыти. Каждый вздох Максима, каждое движение его тела, передавало, как он возбужден. Оля старательно работала своим ртом. Эти легкие касания языком, щекотание самого кончика, снача-ла вызвали появление несколько капель, которые она слизнула, дрожа от удовольствия, а затем сложив свои губы трубочкой, она стала медленно втягивать головку через гладкое, плотное кольцо, а затем впустила его на всю длину, натягивая кожу снизу, и водя обнаженной головкой внутри рта, чуть ли не заглатывая его. Оля закрыв глаза шумно дышала носом, извиваясь всем телом.
Максим почувствовал, что сладость стала нестерпимой. Он стоял перед выбором, достигнуть оргазм и вы-плеснуть струю спермы в рот Оли или прервать эту божественную ласку, немного успокоиться и удовлетворить де-вушку. Хотя ему очень хотелось довести до конца первый вариант, но он боялся, что для Оли, для которой всё сего-дня было впервые, это будет слишком много.
Он нежно отстранил девушку, вынув свой член из её горячего рта. Максим положил податливое тело Оли лицом на смятое покрывало тахты. Затем, нажимая своим коленом на её ноги, он заставил её встать на колени. Оля стояла на коленях и локтях, выставив вверх свой круглый зад. Максим, встав также на колени, придвинулся вплот-ную к её мягкой попке и, найдя своим членом щель её влажного влагалища, с размаху ввел его до самого яичника. Член Максима вошел в девушку так сильно и глубоко, что Оля вскрикнула от резкой боли. Максим, поняв свою не-терпеливую ошибку, стал более медленней и мягче двигать своим членом в теле девушки. Боль утихла, и Оля снова ощутила тоже, что и в первый раз. Член Максима, словно дизельный поршень плотно входил в неё, и каждое его вхождение был взрывом удовольствия, растекаясь потоком жгучего наслаждения по всему телу, пронизывая её на-сквозь. Этот акт был более продолжительней, чем предыдущий, и Оля успевала заметить все оттенки и этапы возбу-ждения до самого оргазма. Вцепившись ногтями в обивку тахты, Оля ещё выше стала выгибать, возвышающийся над тахтой свой зад навстречу члену Максима. Его руки сдавили её, сжимая её напряженное тело и, наконец, она ощутила его бешеный толчок. Вращая свой зад, Оля двигалась вверх-вниз, прижимая свои ягодицы к его члену, и чувствуя горячую струю внутри влагалища, она как бы доила его, усиливая обоюдный оргазм. Из её горла вырыва-лись сдавленный вскрики, тело её извивалось, дрожало, коченея от блаженства.
Придя в себя после второго оргазма, Оля снова осмотрелась. Оргия продолжалась, только ее подруги снова обменялись партнерами. Оле, со страхом, подумалось: "А меня Максим не будет обменивать?
Эта мысль ее напугала. Оля, прильнув к Максиму, стала просить его, чтобы он пообещал ей, что они всегда будут только вместе и он никогда её не отдаст. Максим, умирая от блаженства, готов пообещать Оле всё, что она попросит. Оля успокоенная твердым обещанием Максима, с новой страстью отдала свое молодое тело ласкам более опытного юноши.


Глава 7.

Катер.
(Еще три дня)

Следующих три дня девушки не расставались с ребятами ни на минуту. Днём, когда ребята должны работать спасателями на пляже, подружки катались с ними на катере, иногда все вместе, заплыв подальше в море, голышом купались, а с вечера до почти самого утра на даче у девушек устраивали праздник секса и страсти. Оля всё больше и больше входила во вкус такой жизни. Она ни о чем не сожалела и безумно влюблялась в своего Максима.
Максим, обещая Оле, что они будут только вдвоём, верил, что сдержит это обещание. Но в этой обстановке было чрезвычайно тяжело сделать это. Красота и сексуальность Люды и Гали зажигало в нем пламя неудержимой страсти. К тому же его друзья Сергей и Женя морально давили на него, они восхищавшись молодостью и естествен-ностью Оли, очень желая её.
Люда и Галя также были недовольны сложившейся ситуацией. Они пытались уговорить Олю не делить ком-панию, но Оля даже говорить на эту тему не хотела.

Остров.
(Одиннадцатый день)

Наступила пятница. У ребят были впереди два выходных дня. Они одолжили у знакомых катер и отправи-лись с девушками на отдаленный остров.
Через два часа мощный катер, поднимая веер брызг, доставил их к острову. Остров был не большой, диа-метром около километра, каменистый, лишенный растительности. Объехав вокруг острова, ребята нашли песчаный берег, где была возможность причалить.
Сначала девушкам остров показался слишком пустынным и не уютным. Но когда ребята установили палат-ку и тент сразу стало уютней.
Уже вечерело. По южному темнело быстро, но ребята собрали громадный костер и яркий столб огня пре-вратил пляж в райский уголок.
Молодежь веселилась, не боясь, что им кто-то помешает. Сначала купались в чистом спокойном море, вос-торгаясь необычайной теплотой воды. Особенно прекрасен был секс в воде. Стоны, вздохи и сладострастные вскри-кивания далеко уносились в загадочную темноту вокруг острова, а движения тел вызвали шторм в спокойной воде бухты.
Затем слегка уставшие и замершие, отогревались коньяком, подставляя свои нагие тела палящему огню ко-стра.
Отдохнув, танцевали голышом под магнитофон, звуки которого мягко раздавались во влажном воздухе. Языки костра переливались бликами на отливающих янтарем в темноте ночи тел танцующих пар.
Потом тут же у костра снова страстная любовь на ещё тёплом после солнечного дня бархатном песке.
Максим и Оля были только вместе. Они даже не расставались во время танцев, когда его голые друзья пы-тались потанцевать с обнаженной Олей.
Четверку друзей уже начала злить сложившиеся отношения между ними и влюбленной парочкой. В ту ночь Люда, Галя, Сергей и Женя выработали план заговора в отношении Максима и Оли.

Заговор.
(Двенадцатый день)

После бурной ночи компания проснулась уже ближе к полудню. В палатке было жутко жарко. Галя встала и, перешагнув через разморенного жарой и сном, лежащего рядом с ней Женю, голая, как и все, вышла из палатки. Че-рез секунду с визгом влетела опять в палатку, окончательно разбудив остальных. Оказалось, что на остров, ещё вче-ра совсем пустынный, с утра причалило много катеров и сотня отдыхающих расположились на их пляже вокруг па-латки.
Кое-как разобравшись в полумраке палатки, где чьи купальники, и одев их, компания вышла на солнечный свет. Всюду было много отдыхающих беззаботно загорающих на песке и купающихся в море. Вторжение чужаков компанию совсем не устраивало, они хотели провести этот день без стеснения. Посоветовавшись, решили взять не-обходимое и временно перебраться в глубь острова.
Искупались, позавтракали, опохмелились сухим вином и начали собираться. Во время сборов Галя, которой накануне заговорщики дали задание соблазнить Максима, всё время крутилась вокруг него. Когда он задержался в палатке с Галей, она ловко просунула руку под его мокрые плавки и нежно сжала его член в своей ладошке. Максима замер, Галя выдернув руку из его плавок, выскочила из палатки.
Неожиданные действия Гали произвели сильное впечатление на юношу. Максиму давно хотелось быть с Га-лей и Людой, но его сдерживало обещание данное Оле. Максим, шагая рядом с Галей к центру острова, всё время поглядывал на неё, встречая зовущий взгляд её черных глаз.
Место, где друзья разбили свой лагерь, подходило их требованиям. Эта была выемка, отгороженная от по-сторонних глаз грудой камней. Все скинули свои купальники и стали загорать. Было невыносимо жарко и каждые полчаса поочередно, одев обратно купальники, бегали охлаждаться в прохладную морскую воду.
Максим, лежа на песке рядом с Олей, всё время обращал свой взгляд в сторону Гали, которая умело позиро-вала для него свое шикарное обнаженное тело. Как только Оля задремала, Галя встала, одела купальник и со словами: "Скоро обед, а мы соль забыли. Я схожу в палатку за ней".
Красноречиво посмотрев в глаза Максима, она, крутя своими ягодицами и покачивая бёдрами, отправи-лась в сторону палатки.
Максим не находил себе места. Видя, что все дремлют, а Оля совсем заснула, сонно раскинув своё уже со-всем бронзовое тело, он встал, натянул свои плавки и побежал вслед за Галей.
Он догнал её у самой палатки. Войдя в палатку, они, не говоря ни слова, бросились друг другу, слившись в страстном поцелуе. Оторвавшись от его нетерпеливых губ, Галя опустилась на колени и, приспустив вниз его плавки, мягкими губами обжала его возбужденный член. Галя проявила всё своё искусство оральной ласки. Она нежно соса-ла головку его пениса, иногда выпуская изо рта, пробегая язычком по все длине, опускаясь до его яичек и слегка по-кусывая их своими зубками, затем снова также теребя язычком по всему стволу возвращалась к грушеобразной го-ловке и вновь поглощая её, слизывая капельки жидкости, выступившие от возбуждения из его канала. От такой ласки ноги юноши подкосились и он опустился на пол палатки, откинувшись на спину. Галя не прекращала оральную лас-ку. Она, теребя основания фаллоса левой рукой и сжимая его ягодицы правой, просунула свое лицо между его ног и её проворный язычок достал до самого ануса Максима, заставляя его сладостно вздрагивать. Он судорожно схватив копну густых волос девушки, притягивал её к своему члену. Он чувствовал, что пора прекратить эту ласку и перей-ти самому к активным действиям, но он был не в силах остановить эту сумасшедшее наслаждение. Галя, чувствуя крайнее возбуждения партнера, стала медленней ласкать его орган, давая ему больше возможности ощутить остроту подобной ласки. Она обхватила губами его головку и медленно без резких движений, словно спящий ребенок соску, стала посасывать её. Но возбуждения Максима достигло предела, он громко до крика застонал, и чуть не задыхаясь, разразился горячей струей. Галя почувствовала, что этот солоноватый поток вспрыснулся ей прямо в глотку. Глотая его, она чуть не захлебнулась.
Максим, растянувшись в изнеможение и переживая необычное сильное наслаждения, наблюдал, как Галя, держа рукой ствол его пениса, вылизывала его член, лобок и живот, где могла быть хотя одна капля его семени. От этого член Максима не успев опасть, как снова стал крепчать. Юноша был благодарен за удовольствие, которое ему подарила Галя. Через несколько минут Максим почувствовал, что снова сильно возбудился. Он, лежа на скользком брезенте пола палатки, стал стягивать черные купальные плавки с крутых бедер девушки. Галя, теребя рукой его член, помогла ему до конца снять с себя плавки, выдернув из них свои ножки. Галя нагнулась, чтобы продолжить ласкать ртом член Максима, но он был уже и так порядочно возбужден. Отстранив её голову от своего члена, юноша принудил девушку сесть на него. Галя рукой направила в своё влагалище его крепкую плоть и с тихим стоном удо-вольствия села на него, введя его в себя до самого основания. Максим, наслаждаясь близостью, любовался в полу-мраке палатки страстными движениями извивающегося в акте грациозного тела девушки. Руки Максима ласкали и мяли ее бедра, колени, живот. Когда его ладони поднялись до ее грудей, он определил, что на Гале ещё одет лифчик. Приподнявшись торсом, целуя в липко-солоноватые от его первой спермы пухлые губы Гали, он отыскал руками застежку и через секунду её очаровательные груди заколыхались на свободе. Сжимая свинцовую тяжесть её грудей, Максим глубоко подмахивал своими бедрами навстречу движения тела девушки. Вскоре Максим почувствовал при-ближение оргазма, но он чувствовал, что Галя еще не готова. Тогда Максим приподнял девушку за бедра и, опустив её сбоку от себя, спустился своей курчавой головой к её промежности. Раздвинув её длинные ноги, он начал лизать языком её влажное влагалище. Под воздействием ласки шершавого языка Максима, Галя мгновенно возбудилась, заохала и заерзала своим телом по скользкому брезенту. Чувствуя начала оргазма, Галя развернулась и снова погло-тила ртом член юноши. От её интенсивного сосания у Максима наступил оргазм. Он взвыл от страсти и сильно за-дергался. Галя, чувствуя, как на её языке задергался мужской член, снова ощутила знакомый соленый вкус мужской спермы. Глотая мужское семя, она не переставала сосать его член, словно боясь, что хоть одна капля пропадет зря.
Затем они обессиленные долго лежали на липком от пота брезенте, накалившейся под солнцем палатки.
Как только Максим убежал вслед за Галей, заговорщики начали действовать. Сергей и Женя спрятались за каменную кучу и наблюдали из-за неё. Люда легла рядом с дремлющей Олей и начала целовать и ласкать её обна-женное, раскинутое в сонном спокойствие, тело девушки. Оля проснулась и оглянулась.
"А где все?" - спросила она у Люды.
"Пошли купаться" - ответила ей она, целуя Олю в её крепкие соски. Оля, которой уже полюбились такие игры в те первые южные ночи, когда она узнала о женском сексе, сразу почувствовала прилив возбуждения. Она ответила на ласки Люды. Сергей и Женя из-за камней наблюдали за девушками, любуясь игрой двух прелестных лесбиянок. Им было прекрасно видно, как Люда и Оля, изгибая свои молодые стройные тела от страстного томления, ласкали друг друга, не замечая ничего вокруг. Люда, действуя с умыслом, старалась больше возбудить Олю, чем себя. Люда заставила Олю лечь на спину, а сама устроившись между ее раздвинутых ножек, стала старательно лизать языком её соленое от морской воды влагалище, доведя свою подругу до крайне сильного возбуждения. Оля, охая, стала выгибаться своим станом.
Юноши, видя состояние Оли, уже не скрываясь, вышли из своего укрытия и подошли к девушкам, продол-жая наблюдать восхитительную картину происходящую у их ног. От всего виденного юноши уже давно возбуди-лись, тем более, что они давно мечтали овладеть Олей.
Оля открыла глаза и, увидев рядом с собой Сергея и Женю, вся сжалась, замерев от страха. Она уже не стес-нялась своей наготы перед Женей и Сергеем, и не стеснялась видеть их наготу, но всегда рядом с ней был ее Максим. Видя красноречиво торчащие вверх мужские члены Жени и Сергея, Оле стало не по себе без её защитника. Оля чув-ствовала, что у неё может не хватить сил и воли защитится от этих мужчин. Тем более, что после мастерской обра-ботки Люды, девушка была сильно возбуждена. Жажда наслаждения уже полностью захватило её, и тот момент, ко-гда Женя и Сергей прильнули к ней с двух сторон своими обнаженными телами, Оля уже не могла защитить себя. Она еще раз оглянулась, не появился ли её защитник, но Максима не было. Зато были рядом Сергей, который уже заменил Люду, начал ласкать её влагалище своим шероховатым языком, и Женя, который, обнимая Олю за талию, нежно покусывал и целовал соски её очаровательных грудей.
Оля, борясь между усиливающимся возбуждением и со страхом, сначала нервничала, но возбуждение побе-дило страх и девушка снова провалилась в пропасть наслаждения.
Люда в это время с вдохновением сосала член у Жени, который прильнув к телу Оли, ласкал её груди. Ласки Люды ему были очень приятны, но наконец доступное тело Оли его больше притягивало. Видя, что Сергей уже навалился на это желанное тело и ввел свой член во влагалище, стонущей от страсти, Оли и начал делать посту-пательные движения, Женя не выдержал и, отстранив от своего члена ласкающий рот Люды, потянул свою напря-женную плоть в сторону Оли.
Люда не обиделась на Женю. Девушка его прекрасно понимала, хотя она сама была сильно возбуждена. Она отодвинулась от страстной троицы и села, облокотившись спиной к горячему большому гладкому камню. Раздвинув свои ножки, она погрузила свои пальчики во влагу своего жаждущего ласок влагалища.
Возбуждая себя, Люда внимательно наблюдала за своими друзьями. Она видела, как нетерпеливый Женя стал слегка, но настойчиво сталкивать Сергея с Оли. И когда Сергей, неохотно, все же сполз с её тела, уступив свое место другу, Женя с неимоверным удовольствием заменил Сергея.
Люда, если бы сама не видела, никогда не поверила бы, что ещё не много более недели назад её подруга Оля была девственница и стыдилась всего на свете. За этот короткий срок Оля сильно изменилась, научившись многому, став раскрепощенной и сексуальной. Её умение и темперамент уже ни сколько не уступал темпераменту и опыту её подруг. И сейчас Оля превосходно доказывала это. Охая и стоня от наслаждения, она с удовольствием принимала в себя член Жени, высоко задрав свои безукоризненные ножки, крепко сжимая ими движущиеся бедра юноши. Но твердый грунт через одеяло колол её спину и она, выгнувшись, сбросила с себя Женю. Юноша не понимая её дейст-вий, удивленно смотрел на девушку. Но когда Оля стала на колени и, гибко выгнулась, словно кошечка, приподняв навстречу члену Жени свой круглый задок, юноше стало всё ясно. Он быстро, чтобы опередить Сергея, вогнал свой член в желанную щель. Сергей, для которого это ожидание было выше его сил, придвинулся к голове Оли, подстав-ляя свой напряженный орган к её лицу. Увидев перед своими глазами трепыхающийся мужской член, Оля не заду-мываясь, приподнялась и, обхватив руками за ягодицы Сергея, поглотила ртом его член, сося и лаская с большим энтузиазмом.
Пролежав минут пятнадцать рядом с Галей, Максим встал и сказал: "Галя, очнись, пойдем к нашим".
"Иди один. Я еще не много посплю" - с томной сонливостью произнесла Галя. Она притворялась. Спать ей совсем не хотелось, но по плану на полянку Максим должен быть прийти один.
Максим натянул свои плавки и вышел из палатки. Искупавшись, он довольный собой и сексом с Галей, улы-баясь, вприпрыжку побежал к центру острова. Вбежав на полянку, Максим остолбенел от увиденной картины. Его Оля, охая и стоня, гибко выгнувшись, стояла на коленях и изгибалась вся в страстных движениях ягодицами на-встречу бедрам Сергея, который сзади, также стоя на коленях, вводил в нее свой член. Член другого его друга Жени, сидевшего на земле впереди девушки, был у неё во рту, который Оля восторженно сосала.
Максим не успел ничего предпринять, как его атаковала Люда. Она быстро приспустила вниз его мокрые по-сле купания плавки и посапывая от страсти, стала сосать его вялый и соленый от морской воды член юноши. В Мак-симе, также, как накануне у Оли, чувство обиды и ревности боролись с чувством страсти. К тому же он только не-давно имел два оргазма с Галей. Но умелые пухлые губы, ровные зубки и шершавый язычок так давно желанной Люды сделали свое дело. И здесь чувство страсти оказалось победителем.
Женя первый кончил, выплеснув свое семя в сосущий рот Оли. Одновременно с ним наступил оргазм у Оли и не думая о том, что впервые в жизни она это делает, девушка сглотнула вязкую жидкость, продолжая страстно со-сать мужской член. Через минуту Оля почувствовала, как в её влагалище стал дергаться член Сергея, обжигая внутри горячей спермой. У Оли снова начался второй оргазм, такой же острый, как и первый.
Только после него она, выпустив из своего рта увядающий член удовлетворенного Жени, увидела Максима, который в трех метрах от неё лежал на, высоко закинувшей вверх ногами, Люде, делая поступательный движения своим членом. Они оба стонали от получаемого удовольствия. В момент, когда Максим почувствовал приближение своего оргазма, он вспомнил, как делали накануне они с Галей и желая повторить, он выдернул из влагалища Люды свой член и продвинулся им вперед к её лицу. Он хотел погрузить свой член в её уста, но не рассчитав время и свои силы, не донес, выплеснув скупые капли своего третьего за этот час оргазма на шею и подбородок Люды, которая в этот момент кончала очень бурно, размазывая ладошками сперму по своей груди и выкрикивая: "Ещё! О, боже, как хорошо!"
Когда Максим пришел в себя, его глаза встретились с глазами Оли. В её и его взглядах был укор и обида. Только во взгляде синих глазах девушки был ещё страх, а у Максима - злость. Он злился из-за своей мужской эгои-стичности, считая, что во всем виновата Оля. Особенно его злил вид её пухлых губ, на которых блистали на солнце следы капель спермы его друга. Они оба понимали, что их идиллия безвозвратно нарушена. Смутившись, они отвели взгляд друг от друга.
К компании не спеша, покачивая при ходьбе бедрами, подошла Галя. Она ничего не спросила. По удручен-ному виду Максима и Оли, и по довольным и удовлетворенным физиономиям остальных было ясно, что план удал-ся.
Вернувшись в Гурзуф, девочки стали собираться домой. Остаться дольше они не могли, так как заканчива-лись их каникулы и близилось начало занятий в техникуме. Ребятам так не хотелось отпускать от себя девушек, что они решили отодвинуть отъезд хоть на один день. Раскошелившись, ребята купили через знакомых билеты на само-лет, сделав возврат железнодорожных билетов. Но тут возникла другая проблема. Хозяйка дачи, зная день отъезда девушек, уже сдала их комнату. Тогда ребята пригласили девушек на один день в Симферополь.


Глава 8.

Симферополь.
(Последний день)

На следующий день утром два частные такси "Волга" с ветерком доставили компанию в жаркий пыльный город. Погуляв по столице Крыма, которая после побережья не оставила у девушек ни каких положительных впе-чатлений, все отправились на квартиру Сергея. Трехкомнатная квартира была в распоряжение ребят до утра, так как было воскресенье и родители Сергея находились на даче. Пока ребята занимались делами в городе, девушки, устав от дороги и дневного зноя, приняли душ и приводили себя в порядок.
По плану вечером собирались идти в ресторан. Но когда ребята увидели своих дам, которые, спрятав свою летнюю легкую одежду в чемоданы, сделали прически и впервые облачились в вечерние наряды, ребята передумали вести их в ресторан. Девушки были слишком хороши и очаровательны для таких мест. Вечером в городских ресто-ранах собирались всякие мерзавцы и из-за таких красоток драки с ними было не избежать. А последний вечер с де-вушками Сергей, Женя и Максим дракой заканчивать не хотели. Отговорив девушек, ребята сбегали на ближайший рынок и немного освободили холодильник родителей Сергея. Нарядные девушки пассивно сидели в креслах и на-блюдали, как их кавалеры готовят ужин и накрывают стол. Жареное мясо, копченая курица, тушеный картофель, салат из огурцов и помидор, баночка черной икры, виноград, груши, персики и дыня обильно окружали, стоящие по центру стола, пять бутылок крымского шампанского и три бутылки молдавского коньяка.
Утолив первый голод, все принялись нагружаться алкогольными напитками. Ребята, с нетерпением пред-вкушавшие дальнейшее развитие, убрали со стола, оставив фрукты и бутылки. Юноши с восхищением смотрели на своих подруг. В этот вечер в вечерних нарядах и ярком макияже девушки казались более взрослыми и немного чу-жими. На Гале была одета черная блузка с большим вырезом, в котором бугрилась и притягивала мужские взгляды ее обворожительная грудь, и черная узкая мини-юбка полностью открывавшая ее стройные ноги в ажурных колгот-ках телесного цвета. Чёрные туфли на высоком каблуке делали её ещё более грациозной. На Люде было прорезино-ванное трикотажное, сильно облегающие её женственную фигуру, очень короткое платье, зеленый цвет которого сочетался с цветом её лукавых глаз. Её ноги тоже были полностью открыты, в серых туфлях и в модных колготках-лукра, делавшие её очаровательные ножки стеклянными. Оля не имела таких экстравагантных нарядов. Она была одета проще, но со вкусом. Белая гипюровая блузка, белая до колен гофре-юбка, белые босоножки. Вся эта снежная белизна ослепительно сочеталась с янтарным загаром лица, рук и ног в прозрачных тонких колготках. Ребята были заметно проще одеты, как всегда джинсы и хлопковые рубашки.
После того, что произошло на острове, Максим и Оля ещё не растопили холод обиды и отчуждения. Они старались не смотреть друг другу в глаза. Зато Люда и Галя были, как всегда, веселы и шаловливы. Они меньше всего хотели разбирать в душевных переживаниях. В последний вечер со своими великолепными кавалерами подружки намеревались гульнуть "на всю катушку".
"Все, хватит кушать!" - сказала Галя: "Пора веселиться! Давайте танцевать!"
"Голыми!" - добавила любительница коллективного раздевания Люда.
Такое предложение для ребят было, словно мёд для медведя. Они улыбаясь, стали скидывать с себя одежду. Оля замешкалась, а Люда и Галя сделали вид, что тоже раздеваются, но перехитрили ребят. Юноши привыкли, что их подруги не стыдятся перед ними своей наготы, и не заметили, как, быстро раздевшись, они оказались полностью обнаженными в окружение одетых в наряды девушек. Смех девушек и проведенных шуткой ребят заглушил музыку магнитофона. Обстановка была необычна. Три голых парня в компании трёх в вечерних нарядах красавиц.
"Вот теперь танцуем!" - предвкушая занимательную ситуация, объявила Люда. Загорелые мускулистые юноши с ещё сонными членами были подобны греческим статуям. Сергей пригласил Олю, прижав к своей груди её тонкое тело в белом одеянии. Максим стал танцевать с Людой, Женя с Галей. Такой танец возбуждал не только де-вушек, но и ребят. Танцуя, их болтающиеся члены напряглись и уже больше не болтались, что ещё больше возбуж-дало танцующих с ними подруг.
Оля, чувствуя, как вздыбленный член упирается в её живот, вся дрожала от возбуждения. Она посмотрела, что делают её подруги. Люда, танцующая с Максимом, слилась с ним в пылком поцелуе и маленькой ручкой водила вверх вниз по стволу его крепкого члена. Затем она оторвалась от его губ и присела на колени. Её коротенькое платье поползло вверх, оголив аккуратные белые трусики. Люда нежно обняла его ягодицы и поглотила ртом его член. Максим учащенно задышал.
Оля перевела взгляд на другую подругу. Галя также была в ногах у Жени и уже вовсю сосала его член.
Оля, видя, как её Максим наслаждается лаской Люды, не чувствовала ревности. Её сейчас интересовал тот предмет, который напирал на юбку-гофре. Она, подстраиваясь к своим подругам, опустилась перед Сергеем на коле-ни. Он смотрел на "Белоснежку" сверху, как она приблизила свои вишнево-жаркие губы к персикообразной головке его члена. Касание её влажных губ, медленное прикосновение и отнятие рта, легкий пробег упругого, горячего драз-няще-влажного языка по всему стволу члена сводила с ума его. Она обволакивала его член влажной мягкостью языка и горла. Заглатывая его, убирая его в себя целиком, до яичек, она была по-матерински заботлива, а потом, перехва-тив воздух и сглотнув слюну, она встряхивала головой, отбрасывая волосы за спину, и снова мягко обсасывала его член язычком, постепенно погружая его в себя всё глубже. Она вскоре освободила Сергея от первого напора стра-сти. Когда фонтан спермы выплеснулся в её горло, она приняла в себя весь заряд. Сергей, умирая от наслаждения, был неожиданно удивлен, как за десять дней Оля превратилась в "королеву минета". Он посмотрел на остальных. В этот момент Женя содрогался от наслаждения, выпуская потоки спермы в рот Гали. Максим тоже начал показывать явные признаки оргазма. В этот момент Люда выпустила из своего рта его вздрагивающий член и он, уставившись ей в лицо, стрельнул семенем. Первая струйка залепила ей глаз, вторая упала на локон ее пепельных волос, остальные капли спермы Люда слизнула с головки члена Максима.
Ребята были в восторге от такого начала. Но для продолжения любовных игр им нужно было не много на-браться сил. Юноши пили коньяк, а девушки запивали солоноватый вкус мужского семени шампанским. Они также были сильно возбуждены предыдущим минетом, но понимали, что партнерам надо время. Люда обожающая стрип-тиз стала танцевать посреди комнаты, томно зажигающи двигая свое женственное тело. Под медленную мелодию она, танцуя, начала снимать с себя свою нарядную одежду. Виляя своими волнующими мужской взгляд бедрами, она стянула с себя свои модные колготки и её блестящие масленым глянцем ноги после этого приобрели естественный загорелый цвет спелого абрикоса. Она снова одела скинутые туфли и продолжала изгибаться под музыку. Люда танцевала превосходно. Она была прирожденная танцовщица, к тому же в школе она три года ходила на танцеваль-ные курсы. Ребята зачаровано смотрели, как она, медленно взмахнув руками, потянула вверх свое обтягивающее платье. Её попочка в белых трусиках оголено виляла, когда, слегка растрепав прическу, она сбросила с себя платье. В одних трусиках, нисколько не смущаясь, она гладила свои очаровательные груди, руки её скользнули на живот, затем плавно прошлись по бедрам и соединились на лобке. Мастурбируя себя сквозь ткань трусов, она продолжала танце-вать. Ребята под действием этого танца быстро набирались новыми силами. Стройная, изящная, блистая какой-то особой женственностью и грацией, она наконец сняла с себя трусики и голая прошлась по комнате к столу, со слова-ми: "Следующий, на выход!"
Галя поняла, что Люда зовёт её. Галя танцевала не так талантливо, как её подруга. Но ее неотразимая красо-та скрывала этот недостаток. Всё в ней было совершенно и прекрасно. Она, искоса посматривая на ребят, в танце сняла туфли и стянула с себя ажурную скользкую ткань колготок. Надев обратно туфли, она легкими движениями рук и тела освободилась от юбки и блузки, открыв взору ребят свои килограммовые дивные груди. Ребята не успели налюбоваться этим сокровищем, как она скинула с себя черные трусики. Как ослепительная вспышка магния ослепи-ла красота её тела любовавшихся ею ребят. Высокие каблуки черных туфель на стройных изумительных ножках гармонично дополняли её и без того чудесную фигуру. Не говоря ни слова, она села в кресло и посмотрела на Олю. Оля увидела, что все на неё ожидающе смотрят. Она прекрасно понимала, что от неё хотят. Еще пару недель назад никакие силы не могли заставить её делать подобное, но сейчас ей самой очень хотелось танцевать и раздеваться пе-ред мужчинами. Её заботило не раздевание, а сама техника танца. Встав на центр ковра в комнате, она прислушалась к мелодичному блюзу и начала двигать в танце своё молодое тело. Сначала Оля не очень попадала в такт, но скоро уловила ритм мелодии и полностью увлеклась танцем, не забывая о раздевании. Повторяя движения Люда, она сна-чала стянула колготки, затем белую юбку и блузку. В отличие от подруг она носила еще лифчик. Ей долго не удава-лось его расстегнуть, но когда застежка поддалась и лифчик был снят, наградой были дружные аплодисменты. Со-всем уже не стыдясь, она, вильнув своими ягодицами, сдернула с себя белые трусики. От неё исходил пьянящие сия-ние молодого тела. Каждая мельчайшая деталь её груди, плеч, рук, бедер и очертание стройных ног в белых босо-ножках составляли единую непостижимую гармонию и очаровывали бесхитростной простотой. В ней не было ниче-го сверхъестественного и вместе с тем она была необыкновенно хороша.
Ей не дали вернуться к столу. Женя не удержался и бросился ей навстречу. Он, сжав её тонкое тело, упал вместе с ней на кожаный упругий диван. Этот порыв дал остальным старт к действию. Сергей подошел к Гале, сидя-щей в кресле, и опустился перед этой очаровательницей на колени, раздвинув её сногсшибательные ноги, он зарылся лицом в её норке. Максим в этот момент уже обнимал Люду, целуя и сжимая её мягкие груди. Он прижал девушку за талию, приподнял её и потянул её в сторону дивана, где Женя колдовал над телом Оли. Его Оля, подставив свой ло-бок лицу Жени, пристально смотрела в глаза Максима. Она еще не простила ему, что он сделал сам и допустил, что сделали его друзья на острове. Она видела, что Максим переживает и ревнует, и она мстила ему, отдаваясь его другу. Максим опустил Люду рядом с ней и, опустившись на колени, также, как Сергей и Женя, в благодарность за всё, что они получили от девушек, стал лизать языком мягкие липкие губки влагалища. Люда застонала и вся погрузилась в трепетное вкушение сладости, которая жарким потоком разлилась по её телу от его губ.
Оля упивалась такой лаской мужчины. Это было далеко оттого, что делали во время лесбийской любви с ней Люда и Галя. Наслаждение росло, как ком снега, по всему телу разливалась сладостная дрожь, похожая на зуд. Ей стало трудно дышать, стук сердца сбивал дыхание, в голове стоял дурман исступления. И, когда член Жени ворвался в её влагалище, у неё уже начался приступ сумасшедшего оргазма. Она закинула ноги на его ягодицы и с какой-то дикой силой прижимала их, подтягивая свое тело навстречу его члену.
Рядом с ними сильно заскрипела кожа дивана. Это Максим, развернув задом к себе Люду, ввел свой член в неё и тоже стал делать мощные страстные движения. Люда сопела и охала прямо в ухо Оли, чем ещё больше разжи-гая сладострастное исступление. Первый кончил Женя, удары его спермы в глубине влагалища Оли были детонато-ром нового взрыва острого оргазма. В этот момент кончил Максим. От чрезмерного ощущения он сильно дернулся и, его член выскочив из влагалища Люды, вышвырнул брызги мутной спермы на позвоночник девушки. Несколько минут все четверо не могли прийти в себя, наслаждаясь полученным удовольствием. Когда они смогли ориентиро-ваться, то увидели, что дело у Гали и Сергея ещё в самом разгаре. Галя сидела в кожаном кресле, низко опустившись и широко раскинув стройные ноги на подлокотники, а Сергей стоял на коленях и, двигая руками кресло на колесиках к себе и от себя, вводил свой длиннющий член во влагалище девушки. Они, не замечая никого, наслаждались сопри-косновением их тел только в одной точке. Наконец, острое нестерпимое удовольствие содрогнуло сильное тело Сер-гея, вылившись потоком горячей спермы внутри, громко вскрикивающей в оргазме, Гали.
Все остались очень довольны друг другом. Было уже поздно, но ребята, чувствуя тягость предстоящего рас-ставания, не хотели отпускать от себя девушек. Но подруги были прилично пьяны и очень утомленные, они заявили, что больше не могут и пора спать. Огорченным ребятам пришлось согласиться.
Девушки стали искать себе место для ночлега. Оля улеглась на тахте в комнате Сергея. Галя и Люда легли на кровать родителей Сережи. Оля, закутавшись в мягкое одеяло, сразу уснула.
Но этот крепкий сон был вскоре нарушен. Кто-то скинул с неё покрывало и нетерпеливые мужские руки стали мять её тело.
"Максим!" - радостно подумала сонная Оля. Она провела рукой по его лицу и поняла, что ошиблась. Корот-кие волосы и усики - конечно это был Женя. Ребята просто так не оставили девушек в покое. Не вытерпев, они снова набросились на девушек. Женя без всякой подготовки загнал свой крепкий член в её влагалище и начал делать рит-мичные поступательные движения. Оля еще полностью не проснулась и не могла настроиться на волну наслаждения. Когда Жени зарычал и толкнул её внутри спермой, Оля уже окончательно проснулась и начала понемногу возбуж-даться. Чмокнув её в губы, Женя, не говоря ни слова, сполз с неё и в темноте вышел из комнаты. Оля попыталась заснуть, но это было не просто. Действия Жени разбудили в нее желание и оно не давало ей успокоится сном. Но время шло, сон снова стал наступать, вытесняя чувство неудовлетворенной страсти. Оля уже почти уснула, как ус-лышала, что скрипнула дверь и кто-то вошел к ней.
"Это точно Максим!" - не сомневаясь, подумала Оля. Но когда мягкие волосы бороды коснулись её лица, она поняла, что ошиблась. Это был Сергей. Оле очень хотелось, что бы на его месте оказался её Максим. Она уже в душе простила его и надеялась, что хоть в последний день ещё раз сблизиться с ним. Сергей не знал, что вместо него хотят другого. Он прижался к горячему сонному телу девушки и впился в её губы неистовым поцелуем. Его рука проскользнула ей между ног, пальцы нащупали пухлые горячие губки и погрузились в её припухшее от предыдущих актов влагалище. Оля сразу же завелась, изгибаясь, нанизывала своё тело на его жесткие пальцы. Она издала тихий сладкий стон. Сергей стал целовать её груди и ложбинку между ними. Она в ответ гладила своими руками его спину и бедра. Постепенно Сергей перелез на неё. Безвольно раскинув ноги и руки, Оля замерла в ожидании. Его член уперся в неё и она сама начала выгибать навстречу свой стан. Его член стал медленно вонзаться во влагалище, вызы-вая судорожные подергивания всего ее тела. Наконец, он уперся во что-то твердое и горячее, щекотавшее головку, Оля положила обе свои руки ему на ягодицы и прижала его к себе. Двигая кругообразно бедрами, головка члена Сергея стала нежно и ощутимо тереться об упругое дно влагалища.
"Как хорошо!" - вздохнула Оля: "Двигай быстрей!"
Она стала помогать ему, волнообразно изгибаясь. Оля протяжно стонала, оргазм пришел внезапно вместе с толчками обжигающей её внутри горячей спермы Сергея. Несколько минут они лежали молча и неподвижно на тах-те, наслаждаясь блаженством бессилия. Оля уже засыпала, когда Сергей вышел из комнаты. Ему еще предстояло по-сле короткого отдыха навестить спящую Люду.
Когда на спящую Олю навалился Максим, ей уже было не до него. Она так хотела спать, что даже не поше-вельнулась, когда член Максима вошел в её мокрое после двух актов влагалище. Член Максима долго и громко хлю-пал в этом мешочке наполненном влагой и спермой предыдущих актов. Когда он наконец кончил и добавил свои капли в эту влагу, Оля так и не проснулась. Она только облегченно перевернулась на бок, когда Максим сполз с неё.

Эпилог.

Самолет вылетел рано утром. Заспанные усталые девушки чуть не опоздали к вылету самолета. Ребята но-чью им так и не дали возможности нормально поспать, в конце концов чуть сами не проспали подъем.
Девушки, радуясь, что не опоздали к вылету самолета, успокоились и уютно расположились в креслах, сон-но отдыхали под равномерный гул моторов. Оля вспоминала об улетающем от неё красивом месте по названию Крым. О первых любовных играх с подругами, об интересной игре в карты, об острове, о вчерашнем стриптизе, о трех спасателях и, конечно, о её Максиме, которого она, наверно, больше никогда не увидит. Все это осталось там в Крыму, а впереди её ждал родной город. Город, который она ещё не покорила, но была полна решимости завоевать его.